Быть набожным — модно?

Опубликовано: 13 февраля 2020

Сознаю, что ступаю на зыбкую почву, и все-таки, все-таки… Такой кардинальной перекройки сетки вещания, которая случилась на минувшей неделе в связи с кончиной Патриарха Алексия II, не было, пожалуй, с советских времен, когда в прямом эфире хоронили генсеков и траурный кортеж в режиме on-linе двигался от Дома союзов, где проходило прощание с усопшими лидерами Страны Советов, к Красной площади, где по обычаю новые лидеры произносили с Мавзолея надгробные речи. В наше время стало традицией — хорошей, человеческой традицией — корректировать программу передач в связи с уходом из жизни выдающихся деятелей современности: в скорбные дни телеканалы взяли за правило показывать фильмы и передачи с их участием, освещать в новостях церемонии прощания с ними. Первым в новейшей отечественной истории отпевания и похорон в прямом эфире удостоился Борис Николаевич Ельцин.

И вот теперь почил Патриарх всея Руси. И телевидение, которое многие священнослужители считают исчадием ада и делом абсолютно богопротивным, вдруг резко повернулось к Богу и церкви. Причем даже до президентского указа, рекомендовавшего телерадиовещательным организациям отменить в день похорон Патриарха развлекательные передачи и обеспечить освещение мероприятий, связанных с проводами усопшего в последний путь. Усердие, с которым ТВ скорбело несколько дней, наводило на мысли не столько о подлинной печали, его охватившей, сколько о намерении замолить по случаю собственные грехи. Скажу честно: к концу траурных мероприятий церквей, крестов, колоколов и религиозной риторики, которой мастерски овладели даже юные корреспонденты новостей, стало многовато. С экрана явственно повеяло ладаном, что, вероятно, помогло на время отпугнуть от него самого чертей, но ведь и невоцерковленных, а тем паче неправославных зрителей могло отторгнуть тоже.

Здесь любопытно посмотреть, какие именно программы и фильмы сами телеканалы посчитали неуместными в печальные для православных христиан часы и дни. «Первый канал» еще в пятницу, когда стало известно о смерти Патриарха, отменил церемонию вручения премии «Золотой граммофон», тринадцатую по счету. Мистическое (а в церковной терминологии — бесовское) число 13, по признанию организаторов действа, определило тему церемонии и превратило Государственный Кремлевский дворец в «таинственный мир нумерологии». Ну а «зажигали» в этом мире лучшие из лучших на «Первом» — Ксения Собчак, Иван Ургант, Гарик Мартиросян… Поклонники означенных персонажей и «Золотого граммофона» могут не волноваться — его не насовсем отменили. Но для скорбного дня зрелище, конечно, было, мягко говоря, не вполне приличествующим. Вместо него показали очередную порцию сериала «Монтекристо», а после программы «Время» — документальный фильм «Другого пути я не ведал», посвященный жизненному пути Патриарха, и следом — взамен «Закрытого показа» и фильма «Сад» — «Статского советника» с приключениями Эраста Фандорина. В этом случае логика замены «Сада» (по мотивам чеховского «Вишневого сада») на «Статского советника» не вполне ясна — разве что одну из ролей в последнем играет истинный христианин Никита Сергеевич Михалков да патриотические мотивы звучат в фильме довольно явно.

Канал «Россия» отменил в пятницу вечером фестиваль юмористических программ «Юрмала», поставив вместо него продолжение иронического детектива «Братья-детективы», а затем — ставший культовым фильм «Остров».

На следующий день пострадали Кашпировский с Чумаком. Фильм «Кашпировский против Чумака» обещал рассказать о судьбе популярных некогда целителей двадцать лет спустя после всенародной славы. Видимо, посчитав его героев противными Богу, церкви и памяти Патриарха, руководители «Первого канала» поставили в эфир фильм «Вдали от мирской суеты», рассказывающий о современном российском монашестве. Герои и героини фильма без кликушества и поминания Господа всуе повествуют о своем пути в монастырь, а камера деликатно фиксирует подробности монастырского уклада жизни. Любопытно, что одна из настоятельниц запретила в своей обители просмотр телевизора: «Это совершенно невозможно для человека, который молится, потому что этот зрительный ряд заслонит Бога».

В понедельник удивил канал НТВ, чей «зрительный ряд» давно уже заслонил Бога. Он полностью переверстал программу вечера, отменив не только «Безумный день» (обзор курьезов и маразмов, произошедших в мире), не только «Школу злословия», в которой гостем был заявлен вполне пристойный телеведущий и путешественник Михаил Кожухов, но и новый хит сезона — Всероссийский конкурс народных юмористов «Ты смешной!». Вместо этого в эфир пошло старое доброе кино. Уж от кого от кого, а от безбожного НТВ я такой богобоязненности ожидала меньше всего. Чудны дела твои, Господи!

Ну а во вторник произошло небывалое: сразу три канала — «Первый», «Россия» и НТВ отказались от рекламы, а с 8 утра на обоих государственных каналах началась прямая трансляция церемонии прощания с Патриархом в храме Христа Спасителя, которая продолжалась более шести часов! Сомневаюсь, что лично президент предписал телеканалам многочасовое эфирное бдение. Что-то подсказывает мне: это они сами. Позволю себе высказать мнение, возможно, для кого-то кощунственное: ТВ и церковь — две вещи несовместные. Церковные службы (и в особенности отпевание) потому и называются таинствами, что совершаются в храме, под молитвы истинно верующих и вдали от праздной толпы, всегда с особым любопытством взирающей на прощание с чужим покойником. Видеть, как несметное число явно случайных в церкви людей, причисленных и причисляющих себя к элите и обязанных присутствовать здесь по табели о рангах, томится, зевает, переминается с ноги на ногу, оглядывается по сторонам, ища знакомые лица, и лобзается с ними, а потом неловко осеняет себя крестным знамением, невыносимо. А камера работает ровно так же, как на любой светской тусовке, выхватывая «медийных» персонажей из общей массы и позволяя зрителю разглядеть, во что одеты номенклатурные дамы и как тщетно пытаются состроить скорбную мину вельможные господа. Это особенно невыносимо на фоне подлинных слез обычных прихожан и некоторых священнослужителей. А также по контрасту с теми, кто остался за пределами храма — на холоде, под дождем. Их много показывали в новостях: старых и малых, влекомых к храму чувством истинной скорби и благодарностью к усопшему. Они находили простые сердечные слова и часами стояли в нескончаемой очереди к храму, совершенно не рассчитывая попасть в объектив телекамеры.

…А в гости к Познеру в ночь на вторник пришел Анатолий Чубайс. В конце программы на вопрос анкеты Марселя Пруста — что он скажет, представ перед Богом? — Чубайс ответил: «Я невоинствующий атеист». На фоне повальной набожности, охватившей в эти дни телеканалы и как будто всю страну, слова Чубайса могли показаться многим зрителям чуть ли не святотатством. А на самом деле он всего лишь напомнил, что живем-то мы в светском государстве и свобода вероисповедания (как и свобода от вероисповедания) — личное и глубоко интимное дело каждого человека. И уж точно это не касается телевидения, хотя ему самому и не мешает время от времени подумать о Боге.

Ирина Петровская

Читайте также: Новости Новороссии.