«Евровидение» сделали ареной политических склок

Опубликовано: 27 ноября 2018

Страны бывшего Советского Союза страны используют «Евровидение» для сведения старых счетов, заметила западная пресса. Наблюдателям со всего мира бросилось в глаза, что в этом году песенный конкурс стал ареной для выяснения отношений между Россией, Украиной и Грузией.

«Значение поп-музыки для наций бывшего Советского Союза трудно преувеличить», — пишет газета Financial Times. Народы бывшего Советского Союза оказались неспособны забыть взаимные претензии и взять пример с бывших жителей Югославии — боснийцев, словенцев и хорватов, которые во время конкурса 2007 г. на время забыли о многолетней вражде и дружно проголосовали за сербскую певицу Марию Шерифович, которая в итоге и вышла победителем.

Когда в 1956 г. (как раз в то время, когда зарождался Европейский союз) песенный конкурс «Евровидение» прошел в первый раз, организаторы вкладывали в него идею торжества искусства над политическими разногласиями, напоминает FT. Реальность разошлась с их мечтами, впрочем, как и в случае с Олимпийскими играми, в которые на всем протяжении ее истории тоже постоянно вторгаются политические распри.

«Победит Украина — будет скандал»

«Евровидение» действительно продемонстрировало не самые братские чувства соседей из СНГ. По словам певца Александра Панайотова, которого цитирует газета Times, «России не будет никакого дела, если выиграет, к примеру, Босния. Но если победит Украина, это будет скандал».

Решение о том, что Россию будет представлять украинка Анастасия Приходько с песней на украинском языке, вызвало возмущение шовинистически настроенных «болельщиков» с разных сторон. «Российскую сторону» представлял думский депутат Игорь Лебедев, обвинивший Приходько в симпатиях к «украинскому национализму» и потребовавший исключения ее из конкурса. Была и другая версия: по мнению газеты «Комсомольская правда», «россияне восприняли украинские мотивы как возврат к «великому советскому прошлому».

В свою очередь, украинские «патриоты» усмотрели иной политический подтекст в том факте, что за Россию поет украинка. Их логика была следующей: «Сегодня они взяли себе Приходько, а завтра возьмут Крым». Да и оппозиционно настроенные представители российской поп-элиты поговаривали, что выбор Приходько — политический шаг, отражающий «нео-имперские притязания Кремля», отмечает FT. Заявления Константина Меладзе, автора исполненной Приходько песни «Мамо», о том, что эта песня является призывом к дружбе между рассорившимися народами, кажется, никто всерьез не воспринял.

В ответ на выбор российского худсовета украинские организаторы выставили на конкурс поп-звезду Светлану Лобода, которая попала в финал с песней «Be My Valentine». Шоу, сопровождавшее песню, отличалось нарочитой демонстрацией украинских флагов, а слова песни, по мнению западных журналистов, носили милитаристский подтекст: «Gonna make me crazy boom / We´re gonna do the boom boom / Ain´t that amazing boom» (что коротко можно перевести как «Мы устроим вам бум-бум»).

«Negative move»

По своему ответила и Грузия на исключение из конкурса своих участников за провокационную песню с как бы случайным упоминанием фамилии Путин («We don´t wanna put in / Cuz negative move / It´s killin´ the groove»). В Тбилиси решили в пику «Евровидению» сделать планировавшийся еще летом музыкальный фестиваль Tbilisi Open Air — Alter/Vision своеобразным «анти-Евровидением». Он состоялся на прошлой неделе и принял 24-х исполнителей разных жанров из 9 стран мира. Как заявили организаторы, их фестиваль «свободен от политики и клише, носит дух европейской культуры и идейно противостоит в превратившемуся в арену политической борьбы «Евровидению». Гурзинские власти намерены сделать мероприятие ежегодным.

Впрочем, хотя голоса жителей бывшего Союза и весят почти четверть от всей массы голосов, участники интриг и распрей остались без приза. Как и предсказывали британские букмекеры, основываясь на своих математических подсчетах, победа досталась норвежскому белорусу Александру Рыбаку.

The Times отмечает, что Восточная Европа в последнее время доминирует в конкурсе: в прошлом году победила Россия, в позапрошлом — Сербия, а украинские исполнители оба прошлых года оказывались на втором месте. В Западной Европе жалуются, что телефонное голосование не отражает реальную ценность представленных на суд произведений и исполнителей, т.к. берут верх национальные симпатии, к тому же люди склонны подсуживать странам, с которыми они имеют схожие языки и культуру. К примеру, киприоты отдали большинство голосов исполнителю из Греции, несмотря на очевидно низкое качество представленной им песни.

Для борьбы с «блокирующим голосованием» на Евровидении были введены новые правила, которые в этот раз применили впервые. 50% голосов были отданы традиционному телефонному голосованию, а другие 50% — жюри из музыкальных продюсеров стран-участников. Но оно не слишком помогло: хотя формально выиграл представитель Норвегии, по факту победительницей снова вышла Восточная Европа: в песне известного в России уроженца Минска отчетливо прослеживались восточноевропейские мотивы.

Московский конкурс стал самым дорогим в истории «Евровидения». По некоторым подсчетам, Россия потратила на организацию мероприятия около $35 млн. Прямая трансляция финала «Евровидения-2009», которая прошла на Первом канале в ночь с 16 на 17 мая, собрала рекордную в России телеаудиторию, подсчитала «Служба телевизионных измерений»: 73% всех смотревших телевизор в ночь с субботы на воскресенье россиян предпочли всем остальным программам именно финал «Евровидения». «Это абсолютный рекорд, — радуются на «Первом канале». — В течение 10 лет этот рекорд не побить».

Читайте также: Новости Новороссии.