Как России поладить с ЕС?

Опубликовано: 13 июня 2020

Пути Западной Европы — в данном контексте в это понятие имеет смысл включать все страны Европейского Союза и Европейской ассоциации свободной торговли — и пути России часто, точнее почти всегда, были разными.

Наиболее влиятельные политические партии и правительства Западной Европы разделяют веру в возможность установления в Европе и во всем мире порядка, основанного на сотрудничестве, взаимопонимании, общих ценностях и отсутствии конфликтов.

В свою очередь, многие российские политики, включая политических лидеров, придерживаются взглядов, характерных для реалистической теории международных отношений, согласно которой страны в одиночку борются за свою безопасность, а на международной арене идут непрекращающиеся конкуренция и конфронтация.

В таком случае единственной возможностью остается игра с нулевой суммой, а страх и недоверие являются важным фактором политики.

Подобный подход Москвы неизбежно сказывается на ее образе в глазах европейских партнеров России, создавая ощущение непредсказуемости и заставляя их сомневаться насчет ее истинных намерений.

В результате возникает трудная ситуация. Россия, по-видимому, не верит в идею Евросоюза и давние планы Европы создать устойчивое пространство для игры с ненулевой суммой. Между тем, Запад расколот на две группы — часть его стран не доверяет России, а часть убеждена, что Россию можно убедить отказаться от ‘реалистического’ подхода и увидеть преимущества международных отношений, основанных на общих интересах и взаимной выгоде.

‘Игра притворства’

Разумеется, заявления и жесты далеко не всегда отражают реальный настрой и истинные намерения. Реалистическая позиция России и ее открытые сомнения в ценности европейской интеграции могут, по крайней мере, в определенной степени, быть частью ‘игры притворства’, в которую Москва играет с Западом и со своим собственным обществом заодно.

Тем не менее, настрой России, что бы ни стояло за ним в действительности, подкрепляют два фактора. Первый проистекает из политики и доктрины предыдущей администрации США, взгляды которой были крайне близки к нынешней позиции Москвы. По сути, риторика администрации Буша была даже более односторонней и сфокусированной на национальных интересах, чем риторика Кремля. Так что Москве нетрудно было оправдывать свои взгляды и действия, ссылаясь на пример Америки.

Второй фактор, укрепляющий позицию России, связан с отсутствием у ЕС согласованной внешней политики, в результате чего верх зачастую берут национальные интересы отдельных стран-членов Евросоюза. Подобное отсутствие единства дает России возможность вести сепаратные игры с некоторыми членами Евросоюза к собственной выгоде.

Эта ситуация способствует резким реакциям с обеих сторон, особенно, когда речь заходит о чувствительных вопросах, таких как расширение НАТО, энергетическое сотрудничество, вмешательства любого сорта в происходящее в регионе между Россией и Евросоюзом и разработка новых вооружений. Воспоминания о прошлом также не делают положение проще, тем более в странах бывшего социалистического блока. Впрочем, у России также есть свои собственные воспоминания, с которыми следует справляться и которые необходимо учитывать.

Негативное восприятие

Россия — крупное государство, и ее интересы и идеи простираются далеко за пределы ее непосредственного окружения, а в связи с особенностями ее географии — и за пределы Европы. В то время как многие в ‘старой’ Западной Европе рассматривали девяностые годы как период новых возможностей для России, сейчас очевидно, что многие в российском обществе и политической элите, по вполне понятным причинам негативно воспринимали трансформацию своего государства и его места на международной арене.

Перемены, которые на Западе считали позитивными для международной безопасности (особенно то, что бывший социалистический блок и советские республики выбрали демократию и сотрудничество с Западом), из России виделись этапами опасного процесса дезинтеграции, представляющего собой угрозу самому существованию страны.

С девяностых годов в России идут процессы, сравнимые с теми, которые в пятидесятые и шестидесятые годы шли в некоторых из бывших западных колониальных держав. Для этих держав процесс расставания с колониями также зачастую был и болезненным, и кровавым и также нередко приводил к многолетней общенациональной переоценке ценностей. Бывшие колониалисты часто искали способы сохранить ‘сферы влияния’ в бывших колониях, а некоторые из них даже обнаруживали, что потеря формального политического контроля может быть выгодной экономически.

Однако можно ли преодолеть эти различия между российским и западным подходами к международным отношениям и государственным интересам? В современном мире ключевую роль в укреплении или ослаблении связей между государствами играют экономические факторы. Общие интересы в этой сфере позволяют странам избавляться от старых предрассудков и добиваться долговременного сотрудничества, выходящего за рамки игры с нулевой суммой. В экономических отношениях партнерам легче видеть взаимовыгодные условия и договариваться о них. В частности, множество новых парадигм может предложить сотрудничество в области энергетики.

Глобальный экономический кризис может стать окном возможности для сотрудничества России и Запада. Однако сможем ли мы ей воспользоваться, будет зависеть от того, как на кризис будет реагировать мир в целом. Если происходящее подтолкнет мир к поиску глобальных решений и тесному региональному сотрудничеству, это естественным образом облегчит будущую интеграцию России. Однако если страны наоборот начнут интенсифицировать национальную политику, это активизирует преследование национальных интересов и укрепит модель игры с нулевой суммой.

Множество общих проблем

Сможет ли мир перейти ко взаимовыгодному стратегическому партнерству зависит от многих факторов, предсказать которые невозможно. В их числе размах экономического и энергетического кризиса, развитие событий в Афганистане и исламском мире в целом, ситуация в Северной Корее и так далее. Эти области могут стать либо почвой для более тесного сотрудничества либо помехой для него же.

В современном мире все субъекты международных отношений — государственные и негосударственные — неизбежно связаны общими вызовами и проблемами. Именно поэтому у России и у Запада может найтись множество точек соприкосновения. При этом многие в российской правящей элите смотрят на мир совсем по-другому. Россия пытается восстановить свои утраченные позиции на международной арене и для этой цели пытается добиться большей независимости от других стран и международных структур. На уступки она идет лишь по определенным, специфическим вопросам, однако всегда рассматривает их как временные.

В то время как экономическое сотрудничество, борьба с терроризмом, вызовы, связанные с подъемом Азии, и сокращение ядерных арсеналов могли бы послужить России и Западу областью общих интересов, стремление Москвы восстановить свою ‘сферу влияния’ зачастую заставляет Кремль смотреть на Европу и на Соединенные Штаты как на соперников. Однако если Россия намерена полноценно развивать свою экономику на стабильных и устойчивых основаниях, так, чтобы с ее помощью вновь обеспечить себе достойное место в мире, ей необходим будет Запад, как обширный рынок для ее нефти и газа. Чтобы достичь более отдаленных целей, Кремлю будет требоваться сотрудничество Европы.

Будущее отношений между Западной Европой и Россией зависит от взаимодействия этих двух тенденций, господствующих в кругах российской политической элиты. Однако кроме этого оно также зависит от того, будет ли укрепляться и поддерживаться верность Евросоюза — как блока — текущей парадигме международных отношений. Согласованная европейская внешняя политика также позволила бы стратегически улучшить отношения России и ЕС.

Читайте также: Новости Новороссии.