Патриотизм дрейфует не туда

Опубликовано: 4 ноября 2018

Едет по улице джип с размашистой надписью «Спасибо деду за победу». Открывается окно и на дорогу что-то летит — явно не лепестки роз… Идут международные соревнования среди подростков в культурной столице нашей родины. Приглашается спортсменка с Украины — в зале свист. Та же история с американками. Это юные патриоты свистят? К сожалению, «пропатриотическую» канву поведения массово восприняли люди, которые своим поведением скорее компрометируют идею патриотизма, нежели вызывают желание разделить их порыв.

Термин «патриотизм» возник в Древней Греции и означал любовь к своему городу-полису. Однако это изначально простое и миролюбивое понятие оказалось очень удобным для управления настроениями масс, а потому его быстро взяли на вооружение разнообразные лидеры и те, кто собирался ими стать. Как выяснилось, патриотизм обладает колоссальной мобилизующей, сплачивающей силой и помогает развернуть народ в нужную сторону. Религиозный патриотизм подогревал нетерпимость к людям другого вероисповедания. Этнический патриотизм вселял пренебрежительное отношение к людям других рас и их правам. Имперский патриотизм сталкивался с национально-освободительным. Но наиболее устоявшимся и часто используемым понятием стал государственный патриотизм, подразумевающий, что ты должен любить свое государство, ставить его выше других и бороться со всеми, кто физически или морально посягает на его величие.

Как-то незаметно произошла дивергенция двух понятий: патриотизма и любви к Родине — а ведь когда-то они значили одно и то же. И хотя в теории люди их по-прежнему не разделяют, на практике все уже гораздо сложнее. Нежные чувства к березкам с ромашками и ивой, склоненной над тихой заводью, отходят на задний план. Патриотизм одевается в камуфляж, трубит в военные трубы, требует абсолютной преданности государству (и государю), указует на врагов — истинных или мнимых. При слове «патриот» тут же всплывает образ крепкого мужчины в форме с решительным выражением лица — «враг не пройдет!». Дальнейшие ассоциации — осажденная крепость, подкопы под символические стены и представители пятой колонны, норовящие передать ключи от ворот за горсть серебренников.

Патриотизм в его современном виде — это нечто громогласное, общественное, политизированное, идеологизированное. А любовь к Родине — чувство очень личное, мягкое и сентиментальное, но при этом сложное, противоречивое и объемное. Оно связано с историей семьи, с домом, где вырос, с любимым писателем и друзьями детства, с лесом, куда бегал за грибами, с речкой, куда ходил купаться с ребятами со двора… Родину можно критиковать и сравнивать с другими странами (не всегда в свою пользу) — любовь к ней от этого меньше не становится.

Интересной и успешной попыткой вернуть патриотизму личностное наполнение была акция «Бессмертный полк». Но это скорее исключение. В целом патриотизм упорно клонится в сторону помпезности, показушности и лицемерия.

Вот весьма интересные данные опроса ВЦИОМ, проведенного год назад в преддверии Дня России. Отвечая на вопрос о том, кто не является патриотом, большинство респондентов (84%) пришли к выводу, что, прежде всего, это человек, не чувствующий любви к России. Такое умозаключение вполне логично. Но дальше логики становится меньше. Две трети опрошенных (68%) полагают, что патриотом не может быть тот, кто хочет переехать в другую страну. А почему, собственно? Вполне можно по разным причинам уехать жить за границу, но и свою родину продолжать любить. Знаю немало таких случаев.

Еще 66% россиян считают главным проявлением непатриотических чувств уклонение от службы в армии; также 66% уверены, что истинный патриот никогда не станет давать или брать взятки; 63% — что он не будет уклоняться от уплаты налогов. Для 65% опрошенных главным признаком, отличающим истинного патриота, называют знание государственной символики России. 53% считают, что патриотом не может быть человек, имеющий счета за границей, 52% — что им не может быть сотрудник некоммерческой организации, которая финансируется из-за рубежа. Почти половина (47%) полагают, что гражданин, публично высказывающий мнение, противоположное государственной позиции, не является патриотом, 43% — что нельзя назвать патриотом человека с двойным гражданством. 30% считают непатриотичным желание выйти замуж за иностранца, а 29% относят к непатриотам даже тех, кто работает в иностранной фирме.

Если подытожить все основания, по которым российское большинство исключает человека из патриотов, то придется признать, что в составе безусловных патриотов останется наиболее инертная и неамбициозная часть граждан. К сожалению, ведение бизнеса в России предполагает и взятки, и уклонение от налогов, а желание пожить за границей совершенно естественно для любого амбициозного образованного человека — просто чтобы кругозор расширить. Любопытно было бы посмотреть на результаты такого опроса сегодня, год спустя. Можно предположить, что оснований для зачисления в непатриоты окажется еще больше. Не потому, что люди стали меньше любить Родину, а потому, что патриотизм приобретает все более формализованно-государственнический характер.

В статье «Патриотизм или мир», написанной в 1896 году, Лев Толстой рассматривал патриотизм как главный источник войн, четко подметив в нем военно-государственническую струну: «Производит же войну желание исключительного блага своему народу, то, что называется патриотизмом. А потому для того, чтобы уничтожить войну, надо уничтожить патриотизм. А чтобы уничтожить патриотизм, надо прежде всего убедиться, что он зло, и вот это-то и трудно сделать… Если хороший патриотизм состоит в том, чтобы не быть завоевательным, как говорят многие, то ведь всякий патриотизм, если он не завоевательный, то непременно удержательный… Моря крови пролиты из-за этого чувства и будут еще пролиты из-за него, если люди не освободятся от этого отжившего остатка старины».

Допустим, войны шли прежде всего из-за материальных богатств, но механизмом завода людей, средством манипулирования их чувствами был именно патриотизм.

Сейчас Россия переживает очередной подъем государственного патриотизма. Любовь к Родине — это забота о своем дворе и своей деревне: цветы посадить, забор поправить, не вываливать мусор на обочину дороги, не ставить машину на газон, уважать окружающих, воспитывать детей умными, продвинутыми, много читающими, говорящими на разных языках, вежливыми и со «своими», и с «чужими»… И тут особого подъема как-то не чувствуется. Зато мы наблюдаем километры георгиевских ленточек, хождение с десятиметровыми знаменами и хоругвями по центральным магистралям, футболки с медвежьим оскалом, надписи «На Берлин» на немецких машинах, ностальгический блатняк на всю катушку под видом «нашей родной музыки» и прочие признаки «величия», включая свист спортсменам из «враждебных стран»…

А тут еще подоспел новый проект программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2016-2020 годы», нацеленной на «формирование высокого патриотического сознания». Мы прекрасно знаем, что это такое: бряцай высокими истинами, не вникая в их суть, и делай, что говорят, не рассуждая и не критикуя.

Интересно посмотреть, как относятся к этой программе, на которую пойдут деньги из бюджета, сами россияне. Согласно результатам опроса, проведенного «Левада-центром» в апреле нынешнего года, 49% считают, что»программа необходима, потому что сейчас, перед лицом внешних и внутренних угроз, государство должно воспитывать патриотов, готовых защищать интересы страны»; 19% — что «программа необходима, но может стать «кормушкой» для бюрократии, не принеся реальных результатов», 16% — что «программа не нужна, потому что сначала нужно решать более важные проблемы (коррупция, низкий уровень жизни и пр.), а если они будут решены — у населения будет и патриотизм»: 8% — что «программа не нужна, потому что патриотизм — личное дело каждого, и государство не должно вмешиваться несмотря ни на что»; еще 8% затруднились ответить.

Патриотизм в сознании людей сегодня прежде всего связан с угрозой (внешней или внутренней), а отнюдь не с развитием и процветанием. Телевизор сработал и народ готов защищать интересы родины — от кого скажут.

Обратимся снова к Толстому: «Должны воспитывать молодые поколения так, чтобы, как теперь стыдно молодому человеку проявлять свой грубый эгоизм, например, тем, чтобы съесть все, не оставив другим, столкнуть слабейшего с дороги, чтобы самому пройти, отнять силою то, что нужно другому — так же бы было стыдно желать увеличения могущества своего отечества; и так же как считается глупым и смешным теперь восхваление самого себя, так же бы считалось [глупым] восхваление своего народа, как оно теперь производится в разных лживых отечественных историях, картинах, памятниках, учебниках, статьях, стихах, проповедях и глупых народных гимнах. Но надо понимать, что до тех пор, пока мы будем восхвалять патриотизм и воспитывать его в молодых поколениях, у нас будут вооружения, губящие и физическую и духовную жизнь народов, будут и войны, ужасные, страшные войны…»

Но как же тогда поддерживать гордость за свой народ и страну, завоевывать авторитет, расширять влияние, проповедовать свою культуру? Когда к Конфуцию пришел один мелкий царек и задал вопрос, насколько надо увеличить армию, чтобы завоевать соседний южный народ, Конфуций посоветовал: «уничтожь все твое войско, употреби то, что ты тратишь теперь на войско, на просвещение своего народа и на улучшение земледелия, и соседний народ прогонит своего царька и без войны покорится твоей власти». Очень своевременный совет!

Впрочем, так ли безнадежно плох патриотизм, как казалось Толстому в 1896 году? Пожалуй, Лев Николаевич был слишком суров, как это с ним часто случалось.

Ничто не мешает вернуть патриотизму его человеческое, частное, деятельное начало. Чем рисовать лозунги на автомобилях или свистеть девочкам-спортсменкам из США, лучше добиться установки светофора на дороге у школы, принять участие в продвижении программы раздельного сбора мусора или заняться воспитанием и образованием своих детей.

Хотите искать врагов и ходить строем под бравурные марши — пожалуйста. Но это — не патриотизм, а лишь милитаризация сознания.

Можно посмотреть на патриотизм и под другим углом. Сначала он касался крохотных полисов, позже его взяли на вооружение государства, затем — империи. Ну а если сегодня в нашем глобализированном обществе сделать еще шаг вперед и ввести понятие общечеловеческого патриотизма? В рамках которого мы обязаны защищать наш общий дом — Землю — и бороться со всеми, кто разрушает гармонию жизни, стравливает народы друг с другом, загрязняет воду и вырубает леса, выкачивает нефть, чтобы произвести горы мусорных товаров? За программу такого патриотического воспитания, пожалуй, стоило бы проголосовать.

Читайте также: Новости Новороссии.