Польша — Россия: история на грани истерии

Опубликовано: 20 августа 2019

Польша протестует против истории. Посольство страны выразило недовольство в связи с видеоматериалами, показанными в эфире телеканала «Россия». В них шла речь о начале Второй мировой войны. В сюжете Ильи Канавина историки, ссылаясь на документальные факты, описывали события 39-го года, но Польша была представлена не как жертва знаменитого пакта Молотова-Рибентропа, а как государство, которое в преддверии войны пыталось получить определенную выгоду для себя. В польском посольстве такую трактовку расценили как обвинение в начале военных действий и запротестовали.

Польша снова в центре исторического скандала. Варшаве опять не нравится взгляд на историю Второй мировой, и посольство страны рассылает протесты. Совсем недавно дипломатов расстроила публикация одного из историков о роли Польши в преддверии войны, теперь видеосюжет Ильи Канавина на канале «Россия» пробудил аналогичные чувства.

«Описание событий искажено и недостоверно. Это яркий пример фальсификации истории», — говорится в заявлении посольства, которое, правда, озвучивать в эфире представители дипмиссии не стали. Фальсификацией дипломаты назвали рассказы историков о событиях 39-го года. Рассказы, которые, конечно, отличаются от традиционных представлений. Многие издания даже заявили, что автор по сути обвинил Варшаву в начале военных действий.

Илье Канавину это показалось странным: такой радикальной точки зрения в сюжете просто не найти. «Эту точку зрения не высказал ни один из участников сюжета, которые участвуют там как эксперты, и уж тем более такую точку зрения не высказывал я, — комментирует Канавин. — Пусть мне покажут в материале, где подобная точка зрения звучит. Это мнение высказывается с позиции польского посольства. Может быть, они сами пришли к этому выводу, услышав в сюжете новые факты?»

Исторический экскурс в телефире касался прежде всего политики государств в 30-х годах прошлого века. Польша, конечно, не главный герой тех событий, но если раньше Варшаву почти всегда представляли как жертву, то спустя десятилетия амплуа стало меняться. Известный пакт Молотова-Рибентропа трактовали как раздел Польши между Москвой и Берлином, но почти никто не вспоминал, что и Польша не сидела без дела в то непростое время. Именно эти всплывшие воспоминания и не понравились сейчас. «Мы ожидали, что подготовленный к 70-й годовщине Второй мировой войны обзор будет подготовлен на основе исторического исследования», — говорится в заявлении польского посольства. Но герои сюжета — весьма авторитетные в научной среде люди, в некотором роде даже причастные к тем событиям, если говорить об отдельных источниках, с которыми общался Илья Канавин. Так что в их компетентности вряд ли стоит сомневаться.

«Почему был интересен Никонов? По-моему, очевидно: внук Молотова, тогдашнего свидетеля тех событий, — рассказывает Канавин. — Тем более у него были очень теплые отношения с дедом, и он мог впитать много интересных вещей. Наталья Нарочницкая – известный человек с именем, историк, написавшая в своё время книгу о взаимоотношениях Польши и Чехословакии. Много занималась событиями, которые сегодня называют «мюнхенским сговором». Валентин Фалин, признанный всеми без исключения экспертами, был советником почти у всех советских вождей, человек, входивший в советскую комиссию, которая изучала события 39-го года».

Валентин Фалин и в эфире «Вестей-FM» поясняет свои мысли, которые, вероятно, раздражают Варшаву. Это действительно неприятные моменты истории, но вычеркивать их уже слишком поздно: «Тема попыток Польши сговориться с Гитлером, а он вел переговоры с Пилсудским в 30-е годы. Потом велись переговоры Румынии и Польши о создании единого фронта против Советского Союза. Потом были обстоятельные переговоры Германии, Польши и Венгрии по разделу Чехословакии, еще перед заключением Мюнхенских соглашений. Поляки выражали готовность принять участие в военной акции, если Прага не подчинится политическому диктату. Все это в документах запечатлено, и, если поляки там что-то протестуют, то это попытка защитить честь мундира».

В принципе Польшу никто ни в чем не обвиняет. Это просто рассказ о событиях 39-го, об интересах европейских государств, о деталях, которые долгие годы держались в секрете. Советский Союз всегда упрекали за подписание пакта Молотова-Рибенрторпа и вообще за переговоры с Германией. Но почему-то не все хотят вспоминать о том, что в те годы переговоры с Гитлером вели практически все страны, и очень многие рассчитывали на союзничество. Каждый был за себя и уж точно не думал об интересах соседей. Ведь в 38-м Англия, Франция, Италия и Германия решили судьбу Чехословакии, ликвидировав ее в угоду Гитлеру. Договор подписали в Мюнхене, позднее окрестив его «мюнхенским сговором».

В 39-м Советский Союз не раз предлагал Варшаве военную помощь, понимая, что конфликт нарастает. Но там наотрез отказывались пустить Красную армию на свою территорию, все еще надеясь договориться с Гитлером. «У нас нет военного соглашения с СССР, и мы не хотим такого соглашения», — отвечали польские дипломаты.

Валентин Фалин, ссылаясь на многочисленные исторические источники, убеждает нас в том, что Польша вела неумелую политику: «В частности, министр иностранных дел Бек собирался переметнуться на сторону Германии, официально отмежеваться от Франции и Англии, и заготовил соответствующий демарш о том, что он очень разочарован в демократах и посему занимает сторону Германии».

В итоге Польша получила то, что получила, — нападение со стороны Германии и ввод советских войск с востока, поскольку Москва никак не хотела видеть у своих границ германские танки. Это действительно позволило взять передышку. А что касается польской политики того времени, то ей уже давали много оценок, и далеко не лестных. К примеру, американский журналист Уильям Ширер по поводу нежелания Варшавы пустить к себе Красную армию в те годы писал: «Поляки проявили непостижимую глупость». Правда, на этот упрек Варшава не обижается.

Читайте также: Новости Новороссии.