Смирится ли Израиль с доминированием Ирана в регионе?

Опубликовано: 5 января 2019

В Вене в штаб-квартире МАГАТЭ прошли переговоры между Россией, США, Францией и Ираном по иранской ядерной программе. Принципиальная договоренность о проведении такой встречи была достигнута в ходе Женевской встречи «шестерки» посредников и Ирана 1 октября, когда стороны пришли к соглашению по принципу экспорта иранского урана в третьи страны для его полного обогащения. Целью такого компромиссного решения была попытка «сбить» международную напряженность, вызванную политической активностью стран Запада и военной – Израиля – в связи с ядерной программой Ирана. Но дело вовсе не в МАГАТЭ и не в схемах обогащения и перевозки урана. Для Запада не так уж важно, есть ли у Ирана атомная бомба или нет. Проблема в том, сможет ли Израиль и США, мириться с доминированием Тегерана в регионе.

Накануне венской встречи МАГАТЭ опубликовала отрывки из секретного доклада по иранской ядерной программе. По данным Associated Press, эксперты пришли к выводу о том, что «Иран вполне способен создать ядерную бомбу» и работает над созданием камеры внутри баллистических ракет, способный переносить боеголовку, которая «вполне может быть ядерной». В то же время в докладе отмечается, что нет никаких конкретных доказательств работы над созданием ядерного оружия в Иране.

Руководство Ирана рассматривает МАГАТЭ как единственную компетентную и легитимную международную организацию, с которой оно готово разговаривать по вопросам своей ядерной программы. Это разъяснила в своем комментарии агентству «Время новостей» эксперт по Ирану Института востоковедения РАН Ирина Федорова, которая уточнила: за последние годы инспекторы МАГАТЭ совершили около 25 внеплановых посещений ядерных объектов в Иране. При этом она разъяснила и еще один важный момент: «мировое сообщество недооценивают тот факт, что ядерная программа уже стала для иранцев национальной идеей».

Исчерпывающее заявление по вопросу о ядерном вооружении Ирана сделал глава Организации по атомной энергии этой страны Али Акбар Салихи в интервью турецким СМИ в пятницу 23 октября: «Мы не создаем атомную бомбу, так как считаем это грехом. Кроме того, это не отвечает нашим интересам». Первая причина, по словам Салихи, в том, что «атомная бомба уничтожает и мирных граждан, а Ислам гласит, что убийство одного человека равносильно уничтожению всего человечества». Вторая причина такова: «Допустим, у нас есть одна атомная бомба, тогда, скажите, где мы будем ее использовать. Мы что, будем бомбить Израиль? Говоря “Израиль”, подразумеваем “США”. Кто может совладать с ядерной мощью США? Мы в высшей степени разумные люди». В то же время Али Акбар Салихи жестко уточнил, что «все страны мира имеют право на обладание атомной технологией».

Бессмысленность вообще всех обвинений в «иранской угрозе Израилю» лучше всего разъяснил старшей научный сотрудник Института Востоковедения РАН Александр Лукоянов: «Куда эта бомба будет сброшена? На Иерусалим? Это священный для мусульман город, иранцы не будут его разрушать. В другом месте Израиля? Но при этом пострадают мусульмане-палестинцы. Вполне возможно, что у Тегерана уже давно есть ядерное оружие. Но, если оно есть или скоро появится, это совсем не значит, что его сразу же пустят в дело, напав на Израиль».

Обратим внимание также на то, что ядерная программа Ирана вообще не связана напрямую ни с исламской революцией, ни тем более с политическим курсом нынешнего иранского руководства. Ядерная программа Ирана была запущена еще при монархии Пехлеви — в конце 1960-х годов, и Соединенные Штаты имеют к этому запуску самое прямое отношение. Эта программа та же, что и сегодня.

Компромиссная идея, возникшая в недрах МАГАТЭ, сводилась к следующему: Иран может продолжать развивать свою ядерную программу, но уран для него должны обогащать третьи страны под контролем МАГАТЭ. Недавно иранцы дали понять, что согласны получать от своих партнеров уран, обогащенный до уровня 20% и загружать его в Тегеранский исследовательский реактор, производящий, в том числе, и медицинские изотопы. По словам представителя Организации по атомной энергии Ирана Али Ширазадиана, в стране продолжаются работы по обогащению урана до уровня 5%, и его страна готова обогащать уран за рубежом до более высоких значений под гарантиями и контролем МАГАТЭ. По данным экспертов агентства, уровень обогащения урана в 20% лишь «теоретически» позволяет создать атомную бомбу. На практике для военных нужд необходим уран с уровнем обогащения 90-95%.

Зачем в принципе Ирану нужно дообогащать уран? Значительное количество дообогащенного урана необходимо для поддержания работы небольшого научного реактора, на котором еще до исламской революции производились изотопы для медицинских нужд. Это признали и западные эксперты. Именно его постройка в 1967 году дала старт ядерной программе, причем раньше США поставляли на этот реактор оружейный уран (sic!), степень обогащения которого превышала 90%. В 1992 году Иран подписал контракт с Аргентиной, которая продала ему используемое до сих пор топливо с уровнем обогащения 19,75%.

В ходе переговоров возник конфликт. Иранская делегация заявила, что требует вычеркнуть Францию из списка потенциальных продавцов обогащенного урана, поскольку ранее Париж не выполнял своих обязательств перед Тегераном. Это заявление безусловно было направлено лично против президента Франции Николя Саркози с его безапелляционно антииранской и произральской позицией. Глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи предложил Ирану «общаться» только с Россией, и теперь это должно выглядеть так. Иран делает заявку в МАГАТЭ относительно обогащения урана. Этот уран (1,2 т), произведенный в ядерном центре в Набаизе передают в Россию, где и проводится обогащение. Россия через МАГАТЭ передает Франции уже обогащенный до 19,75% уран, та изготавливает тепловыделяющией элементы (ТВЭЛ), пригодные для иранского реактора, передает продукцию опять МАГАТЭ, а она – Ирану, где загружаются в Тегеранский исследовательский реактор. В Иране опасаются, что если производство ТВЭЛ замкнется на Францию, то ей останется и основная добавочная стоимость продукта, а развитие ядерной энергетики Ирана оказывается под полным контролем Запада.

23 сентября Россия, США и Франция одобрили все эти предложения МАГАТЭ, которые еще 21 октября им передал Моххамед аль-Барадеи. Глава МИД РФ Сергей Лавров сказал 23 октября: «Российские эксперты участвовали во встрече, на которой были разработаны предложения от имени МАГАТЭ. Это не договор – это предложение, которое гендиректор МАГАТЭ сформулировал. Мы согласны с этими предложениями. Аналогичные заявления сделали американские и французские представители.

Объявлено также о начале 24 октября 2009 года работы инспекции в Куме (в 100 км к югу от Тегерана), где находится вызывавший ранее у стран Запада вопросы второй завод по обогащению урана. В субботу, 24 октября, инспекция отбыла по месту назначения и приступила к работе.

Эксперт российского Совета по внешней и оборонной политике Владимир Аверчев говорит о том, что специально для решения «иранской проблемы» Россия планирует создать международный ядерный центр в Ангарске под Иркутском. «Это позволило бы снять напряженность и вокруг обнаруженного в прошлом месяце в Иране нового завода по обогащению урана в районе города Кум. Если удастся урегулировать противоречия вокруг обогащения урана, это открыло бы широкие возможности для дальнейшего сотрудничества мирового сообщества с Ираном в области мирной атомной энергетики», – считает Аверчев.

Если все произойдет так, как намечено, то любые основания для обвинений в адрес Ирана отпадут сами собой. «Тегеран пошел на уступки, которых от него никто не ожидал. Теперь иранский уран будет под международным контролем, и бомбы из него сделать уже не удастся. Если Иран будет честно соблюдать условия заключенных договоренностей, то можно сказать, что кризис вокруг его ядерной программы преодолен», – прокомментировал главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Георгий Мирский.

К сожалению, не все оказалось так радужно.

В Тегеране опасаются, что если три четверти запасов урана окажется за рубежом, та же Франция сможет задерживать его переправку обратно, и Запад начнет шантаж Исламской Республики. А если это все же совпадет с объявлением санкций или с началом прямой антииранской агрессии – неважно, Израиля или США? Что тогда?

Также надо иметь в виду, что даже если все трения будут устранены, окончательный документ надо будет вынести на утверждение Совета управляющих МАГАТЭ 26 ноября 2009 года. Готовое соглашение затем отправят на экспертизу в каждую из стран-участниц. Франции как государству-члену Евросоюза, заключающему сделку в ядерной области, надо будет заручиться согласием Евратома, которому потребуется около месяца для рассмотрения вопроса. Успехом можно было бы считать соглашения, подписанные хотя бы к концу этого года. Поэтому все, кто сейчас вообще говорят о санкциях, явно играют на стороне того из участников конфликта, у которого больше всех «чешутся руки».

Кстати, даже не дожидаясь официального завершения встречи, Израиль уже обрушил на МАГАТЭ всю мощь своей критики. Министр обороны этой страны Эхуд Барак «требует», чтобы у Ирана не было даже низкообогащенного урана. Обрушившись на «план МАГАТЭ», Барак призвал международное сообщество вообще запретить Ирану как-либо работать с ураном. Он считает, что параллельно с любыми переговорами в отношении Исламской Республики должны быть пущены в ход жесткие санкции, – указывает The Jerusalem Post.

Совершенно очевидно, что в таких условиях Иран вынужден был проявить осторожность. Вечером в пятницу 23 октября Государственное телевидение Ирана передало слова представителя Ирана о том, что окончательный ответ МАГАТЭ будет дан не сразу, а только через неделю. Иран запросил еще несколько дней для более глубокого изучения плана, как отмечается в заявлении, в положительном свете. Как сообщается, более всего споров в иранском руководстве вызывает ключевой элемент плана – отправка обогащенного урана за пределы страны. Иранские СМИ со ссылкой на неназванный источник сообщили, что Иран предпочтет покупать ядерное топливо, а не передавать его для переработки, хотя конкретно России вполне доверяет.

«Иран напрашивается на санкции», – с таким заголовком рассказывает «Взгляд». Так ли это? Ведь во всем, что касается Израиля, его намерения как раз остаются вполне определенными. Как сообщила французская газета Le canard echainé, Израиль планирует атаковать Иран после Нового года. Издание сообщило, что во время своего визита во Францию глава Армии обороны Израиля Габи Ашкенази провел переговоры с начальником штаба Вооруженных сил Франции Жан-Луи Жорджимяном. При этом Ашкенази рассказал своему коллеге о планируемых наземных операциях (якобы без бомбардировок), а также заказал у французских производителей наборы пайков для своих солдат. Ранее, в начале октября, бывший заместитель министра обороны Эфраим Снэ заявил, что если к этому Рождеству, на Иран не будут наложены санкции, Израиль начнет атаку, причем — с воздуха.

Израиль, официально к «ядерному клубу» не принадлежащий, на самом деле наличия у себя ядерного оружия не скрывает. На днях, одновременно с появлением принципиального согласия Ирана на обогащение урана за пределами страны, появилась и утечка о тайном диалоге между этой страной и Израилем по ядерному вопросу. Согласно этим сообщениям, опубликованным испанской газетой El Paίs, в конце сентября в Каире состоялась не имевшая прецедентов в последние тридцать лет встреча между высокопоставленными лицами Израиля и Ирана о «денуклеаризации Ближнего Востока» в присутствии представителей ЕС, США, Лиги арабских государств и Турции, а по сообщениям израильской Haaretz, директор отдела вооружений и контроля Израильского комитета по атомной энергии Мейрав Цафари-Одиз и представитель Ирана в МАГАТЭ Али Акбар Солтание провели в конце сентября серию встреч в рамках работы Международного комитета по нераспространению ядерного оружия и разоружению. В принципе наличие таких встреч не только нормально, но так и должно быть, и их можно только приветствовать. Причем, в данном случае Россия, поддерживающая высокий уровень отношений между обеими странами, могла бы оказывать им свое содействие.

Остается открытым и основной вопрос: не продолжает ли также и Вашингтон под все разговоры о «перезагрузке» и одобрения решений МАГАТЭ планировать свой намеченный еще при Джордже Буше «превентивный удар» по Ирану? «Большинство экспертов в области безопасности и обороны сходятся во мнении, что процесс становления Ирана как ядерной державы уже не остановить», – указывает корреспондент агентства Focus Кристине Оттен.

Все более очевидно: дело вовсе не в МАГАТЭ и не в схемах обогащения и перевозки урана. Для Запада не так уж важно, есть ли у Ирана атомная бомба или нет, появится ли она вообще и когда это будет. Проблема в том, сможет ли Израиль, а вместе с ним и США, мириться с доминированием Тегерана в регионе. Иран стал фактором, который уже никто не может игнорировать. Тегеран разрушает монополию Израиля на ядерное оружие, и становление Исламской Республики как региональной державы неизбежно. Речь идет именно о борьбе за статус доминирующего в регионе могущества. Если союзники попытаются решить иранскую проблему с помощью силы, это приведет к кровавой войне за власть в регионе, полностью дестабилизировав его.

Но не только об этом регионе речь. Речь идет о переделе всей карты мира, на которой Запад не хочет оставлять восставшую против нового мирового порядка Исламскую Республику, а также Россию. Не имея сейчас возможности диктовать свои условия, Москва использует все легальные и легитимные международные институты (ООН, МАГАТЭ и т.д.) для того, чтобы не допустить этот передел со стороны внешних и внутренних сил. В этих условиях осторожность Ирана понятна и очевидна. Надо также иметь в виду, что политические решения в Исламской Республике принимает духовный руководитель (Рахбар), а не правительство и даже не президент. Поэтому позиция Ирана по окончании переговоров вполне естественна – просто она соответствует традициям этой страны и ее Конституции.

Читайте также: Новости Новороссии.