Зачем нам уголовный закон вместо истории России?

Опубликовано: 30 ноября 2019

Инициатива С.К. Шойгу о введении уголовной кары за отрицание Победы нашла оформление в виде законопроекта о введении в УК РФ ст. 354-1 «Реабилитация нацизма» (санкция до 5 лет). Законопроект идет за подписью думской верхушки ЕР — Б.В. Грызлова, В.В. Володина, О.В. Морозова, В.А. Пехтина и лучших правоведов партии П.В. Крашенинникова и В.Н. Плигина. Отсебятиной депутата-одиночки не назовешь.

При этом техническое качество инициативы невелико. Пояснительную записку будто составляли на коленке. Положим, «Искажение приговора Нюрнбергского Трибунала… либо объявление преступными действий стран-участников антигитлеровской коалиции, а также одобрение, отрицание преступлений нацизма…» является общественно опасным. Но доказывать это тем, что публичные речи на эту тему, «Создавая условия для совершения преступлений, предусмотренных ст. 243, 282-1, 353-358 УК… подлежат безусловной криминализации»?.. — спросим, какие же речи в принципе не могут создавать условия для совершения уголовных деяний. Взявшись за криминализацию негодных речей, стоит помнить, что лихо косою только первый взмах сделать. С другой стороны, каким образом отрицание преступлений нацизма или осуждение действий участников антигитлеровской коалиции создает условия для «Массового уничтожения растительного или животного мира, отравления атмосферы или водных ресурсов» (ст. 358 «Экоцид») — это только единороссийские правоведы могут разъяснить. Разве в том смысле, что отрицание приведет к мировой войне, а уже в ходе боевых действий и флора с фауной, а равно и атмосфера пострадают.

Если думский документ более похож на пояснительную отписку — начальство требует, надо представить, то младшие товарищи думцев-«единороссов» писали на ту же тему с жаром. Молодая гвардия ЕР, приводя образцы негодных суждений о войне, заключает: «Все, кто будет высказываться по одной из вышеперечисленных моделей, скоро сядут в тюрьму. Куда им, подонкам, прямая дорога!» Согласно лояльным юношам, тюрьмы достоин не только прямой хвалитель Гитлера, но и чрезмерный хвалитель союзнического ленд-лиза, и критик пакта «Молотов-Риббентроп», а равно и описатель «массовых зверств советской армии» на территории рейха. Конечно, можно сказать, что у юношей кровь играет и оттого расширительное толкование прет неистово. Сказать, что благодаря ленд-лизовским поставкам взрывчатки и цветных металлов расшивались очень узкие места оборонной промышленности СССР, — это прямая дорога в тюрьму или не прямая? Сказать, что пакт «Молотов-Риббентроп», вписываясь в общую картину европейской дипломатии 30-х гг., тем самым большой красотой и дальновидностью не блещет, — это статья или как?

Положим, с пактом дело темное. Ст. 354-1, возбраняя осуждение действий стран-участников антигитлеровской коалиции, очевидно имеет в виду действия, совершенные в период существования коалиции, т.е. с 1 января 1942 г. и до победы над Гитлером. Прежние действия (в т.ч. и пакт с Гитлером) можно осуждать — иначе пришлось бы садиться и за осуждение Мюнхенского сговора. Но как быть с осуждением союзных жестокостей? Оставим Красную Армию — ведь ст. 354-1 говорит о всех союзниках. Автор этих строк с использованием СМИ (т. е. п. 2 статьи, более тяжелый) считает, что бомбардировки немецких городов весной 1945 г. были жестоким и бессмысленным варварством. В апреле 1945 г., когда Западного фронта реально уже не существовало, союзные ВВС бомбили беззащитный Мюнхен 24 раза. Центр города был разрушен 21 апреля 1945 г. налетом 111 американских бомбардировщиков, а последний воздушный налет был 29 апреля 1945 г. По букве нового закона за упоминание о судьбе Мюнхена автор должен сесть на пять лет.

Понятно, что от сумы да от тюрьмы, но ведь закон уничтожает вообще любую историческую дискуссию, всегда неотделимую от обсуждения сложных и неприятных вещей. А уж сколько таких вещей на войне, причем всякой войне, и говорить нечего. День Победы состоялся и укоренился в последние годы как всеобщий праздник при полной возможности дискутировать, а также лгать и передергивать — не помешало. Теперь же вполне укрепившееся народное мнение может быть спасено и сохранено лишь посредством всеподметающего уголовного закона. Могий вместить логику законодателя — да вместит.

Читайте также: Новости Новороссии.