Как в России судят нацистов

Опубликовано: 13 ноября 2019

Закон есть закон, и остается только в бессилии развести руками. Наше правосудие по сути своей жестоко. Однако иногда оно вдруг оказывается мягким. И не потому, что так решил суд или какой-то большой начальник, или не разобравшиеся присяжные, а просто потому, что сам закон так написан, и по-другому не получается.

Главарям банды Рыно — Скачевского дали по десять лет. Это банда националистов, которая убила двадцать человек и совершила еще 12 нападений с серьезными последствиями. Нападали на кавказцев и азиатов. Убивали и снимали на видео. «Веселые прогулки» называлось это кино. Подробности даже не хочу приводить и кадры эти смотреть не советую, хотя многие наверняка их все-таки видели. Это самое настоящее зверство. Хладнокровное, омерзительное, вызывающее. Когда толпа выслеживает, нападает и мучительно уничтожает человека, вся вина которого в том, что он не похож на своих убийц внешне. И вот за это — десять лет! Для главарей!

И, тем не менее, всё по закону. Главари банды были на момент совершения преступлений несовершеннолетними, а стало быть, больше им дать и нельзя. Такой вот закон. Островок гуманизма в море суровости нашего правосудия. Впрочем, в банде были и уже достаточно взрослые, с точки зрения закона, люди. Так вот самый большой срок — 20 лет — дали только одному. Остальным меньше.

Ну хорошо, идея понятна: подросток, то есть почти ребенок, по глупости и незрелости ума может даже и убить кого-то. Убить случайно или даже специально. Но он незрел, не ведает, что творит и т.д. Закон снисходителен к нему и дает в жизни еще один шанс. Но разве случай с бандой Рыно — Скачевского из той же самой оперы? Допустим, и они молоды, неопытны, головой не думают и гормоны у них играют. Но двадцать убийств! Двадцать! Они выйдут через десять лет, и им еще не будет тридцати. Впереди вся жизнь, и еще полно сил и возможностей заниматься тем же самым.

Я не призываю нарушать закон и задним числом придумывать что-то. Но, может быть, это тот самый случай, когда следует менять не приговор, а сам закон. Ну не может человек получать по полгода за убийство, уничтожив два десятка людей. А тот, кто получил в банде самый большой срок, у того выходит по одному году за жертву.

Впрочем, тут уже примешиваются и другие мотивы. Известно, что прежде на похожих процессах и суд, и присяжные не раз были склонны сочувствовать убийцам. И на этом процессе присяжные тоже постановили, что все подсудимые, кроме главарей, заслуживают снисхождения! Интересно, за что? Я слышал, что и Артуру Рыно нашли «смягчающее обстоятельство» — он, оказывается, писал иконы! Божий человек, стало быть. Двоих вообще оправдали! Светлана Авакумова была оператором банды, то есть снимала эти самые «Веселые прогулки». Но ей поверили на слово, когда она утверждала, что на самом деле ничего и не снимала. Или снимала, но ей просто камеру дали и сказали снимать, а что там было в кадре, она не видела. Вы когда-нибудь слышали об операторе, который сам не видел, что снимает и даже понятия не имеет об этом? Видеть не видела, но видно-то на пленке всё отлично! Тем не менее — невиновна.

А адвокаты вообще надеялись на оправдание всей банды! И сейчас еще надеются как-то смягчить десятилетний срок для главарей. Я не представляю себе аргументов, которые при этом можно использовать, но видимо таковые имеются.

Таким образом, мы имеем двадцать трупов. Мы имеем закон, который готов за такое преступление давать абсурдные сроки. Мы имеем присяжных, готовых быть систематически снисходительными. Ну и что остается? Добивать ужесточения и без того жестокого Уголовного кодекса? Отмены суда присяжных по некоторым статьям, о чем говорят и власти, хоть и по другому поводу? Наше правосудие бессистемно. То неоправданно сурово, то необъяснимо мягко. Не в состоянии отличить реально страшные преступления от проступков. Правосудие, использующее присяжных не по назначению и готовое не использовать их как раз тогда, когда они нужны. Люди беззащитны, и в то же время — «от тюрьмы не зарекайся».

Антон Орехъ

Читайте также: Новости Новороссии.