Кто из двоих, управляющих Россией, виновен в том, где оказалась страна?

Опубликовано: 23 марта 2019

В одном из своих очерков великий журналист Анатолий Аграновский рассказал о работницах, которые трудились посменно на одном и том же рабочем месте. Одна слыла передовой и сноровистой, другая — отстающей и нерасторопной. Работа у них была простой — выдавать ключи. И журналист заинтересовался — а как при такой, в общем-то, примитивной деятельности одна может проявить себя блистательно, а другая постоянно все путать?

Изучая ситуацию, Аграновский с удивлением обнаружил, что отстающая работница все делала… строго по инструкции, а передовая все строго наоборот. Она сознательно раскладывала инструменты не на специально отведенные места, а вразброс, по только ей известным признакам. Он придумала свою систему расположения ключей, поэтому без нее найти что-либо было довольно сложно. И напарница именно поэтому не могла быстро найти необходимый инструмент.

Таким образом, одна женщина выбилась в передовые не потому, что стала работать лучше, а только потому, что ее напарница трудилась гораздо хуже. То есть, если говорить обо всем производстве в целом, то от подобной 'прогрессивной деятельности' оно только проиграло. Вот какова цена повышения рейтинга одной отдельно взятой ключницы…

Нечто подобное можно наблюдать во взаимоотношениях наших руководителей — президента и премьера, — которые, уже почти демонстративно, залезают на пальму первенства, забывая, что подобное состязание может негативно повлиять на политическую ситуацию в стране. И надо сказать, что премьер-министр Путин тоже придумал свою особую систему расположения 'золотых ключиков', которую новый президент теперь должен разгадывать.

Вот Медведев созывает в Москве 'саммит' по газовому вопросу, который срывается из-за неявки первых лиц. И тут же к решению газовой проблемы подключается премьер Путин и вместе с очаровательной госпожой Тимошенко подписывает договор с Украиной. Причем, несмотря на то, что Медведев грозно пообещал, что скидок никаких не будет, Киев получает льготные цены из рук нашего премьера…

Не успел Медведев в Ташкенте заявить, что готов к сотрудничеству с новым американским президентом по решению афганской проблемы, как Путин в Москве (любопытно, а когда такое было, чтобы премьер-министр определял внешнеполитическую стратегию государства?) срочно 'выразил осторожный оптимизм по поводу отношений с новой администрацией США'. 'Обама выглядит как человек искренний, открытый, это, конечно, привлекает: поживем — увидим… Мы с большим вниманием следили за предвыборной кампанией, и мы слышали и видели позитивные сигналы, которые были направлены в наш адрес', — заявил наш премьер западным журналистам. И политические обозреватели тут же отметили, что только в очень редких случаях зарубежные СМИ используются для обозначения позиции Москвы и демонстрации готовности к диалогу! Причем готовность демонстрирует не первое лицо: подоплека ясна — мол, давайте дружить Белыми домами. У вас там сидит начальник страны и у нас…

Но, судя по всему, основная ставка на упрочении позиции Путина как настоящего руководителя страны была сделана в Давосе. Там наш премьер предстал перед мировой общественностью совершенно другим политиком. Куда делись мюнхенская интонация и ехидные замечания в адрес Запада? Его выступление многие восприняли как гимн либерализму! Путин, кажется, впервые признал, что экономический кризис нанес существенный урон экономике России, что благополучие страны во многом, если не во всем, зависит от экспорта нефти и газа. Владимир Владимирович страшно поразил всех своим заявлением о пагубности чрезмерного вмешательства государства в экономику.

Путин произнес в Давосе потрясающую речь. По уровню анализа, точности определений. Но говорить правильные вещи вовсе не означает руководствоваться ими. О грубом вмешательстве государства в частный бизнес известно еще со времен НТВ ЮКОСа, но оно и по сей день остается таковым. Путин раскритиковал советскую систему регулирования, призвал к конкурентной борьбе, но на деле всем известно о протекции российскому автопрому и введении пошлин на иномарки. То есть, вполне корректно будет предположить, что речь Путина носила скорее имиджевый характер. Премьер пытался улучшить мнение о России после газового конфликта с Украиной. И, безусловно, улучшить лично свой имидж. И еще это выступление стало важным сигналом Западу — с кем нужно вести переговоры. Контраст был яркий — пока Медведев в России встречается с ветеранами и артистами, премьер-министр выступает перед мировой элитой!

На фоне этой активности премьера президент Медведев выглядел достаточно инертным. Но в эти дни он предпринял шаг, который продемонстрировал, что ошибаются те, кто считает, что первое лицо будет вечно вторым. Медведев принял в Кремле экс-президента СССР Михаила Горбачева и главного редактора оппозиционной 'Новой газеты' Дмитрия Муратова. Газеты, в которой работала Анна Политковская. Газеты, корреспондентку которой, Анастасию Бабурову, совсем недавно убили в центре Москвы вместе с известным адвокатом. (Кстати, ни президент, ни премьер не высказали тогда слов соболезнования родным и близким убитых). И этот шаг Медведева был не только демонстративным, но и символическим.

Медведев заявил Дмитрию Муратову — мне нравится ваша газета, СМИ должны жестко критиковать власть. На фоне 'лакокрасочного' ТВ и медовой нежности подконтрольных власти газет это выглядело впечатляюще. И что очень характерно — ни один из центральных каналов телевидения, подконтрольных премьеру, не показал встречу Медведева с Горбачевым и редактором 'Новой газеты'

Уже давно стало очевидным, что система политического устройства в России, придуманная Путиным и именуемая как тандемократия, совершенно не пригодна для управления государством в период кризиса, когда от скорости принятия решений зависит очень много. Она была хороша при нефти по цене 150 долларов за баррель. Но когда цена эта сократилась более чем втрое, второй человек на капитанском мостике оказался совершенно лишним. Скорее всего, эта неловкая ситуация очевидна для обоих наших лидеров. Кроме того, надо будет определить, кто из двоих, управляющих Россией, виновен в том, что страна угодила в такую яму.

Но речь в данном случае не просто о взаимоотношениях Медведев — Путин. Если короля делает свита, то настроение последней в данном случае не менее важно. Ведь тревожное ожидание грядущего раскола не может не стать доминирующей в сознании чиновничьей челяди. А гадание — на кого поставить? — становится основной работой. Но ведь за окном королевского дворца — события не менее тревожные… Словом, у мушкетеров короля и у гвардейцев кардинала наступает нескучное время.

Читайте также: Новости Новороссии.