Латынина: почему в Россия победит ислам

Опубликовано: 2 октября 2019

Известная российская журналистка Юлия Латынина в своей передаче на радио «Эхо Москвы» подвергла острой критике православную церковь и патриарха Кирилла. Она заявила, что на примере запрета оперы «Тангейзер» видно, что в стране побеждают фарисеи. А это приведет к триумфу ислама в России.

«Надо сказать, что когда эта история с «Тангейзером» начиналась, я как-то не обратила на нее внимания – ну, потому что мало ли что произошло там. Шел поп, увидел афишу, на афише был изображен Христос, распятый между ног женщины. Священнику не понравилось, он сказал. Ну, имеет право на свободу высказывания.

Дальше эта история стала приобретать совершенно невероятные размеры, и оказалось, что мы живем при некоем строе, который я бы так назвала «православизм», да? Вот, есть исламизм, а есть правосламизм, который вместо того, чтобы.

Вот, исламисты, когда им «Шарли Эбдо» не нравится, они, значит, взрывают. А православисты – они используют начальство. Они вместо автоматов используют господина Мединского .Чтобы сделать что? Уничтожить всё то же самое – свободу слова, культуру и так далее.

Вот, к сожалению, у нас два вида новостей от Православной церкви. Один вид, что там очередной батюшка на очередном Феррари опять раскатал кого-то в блин и при этом его тоже в очередной раз освободили от ответственности. Или там про нанопыль в квартире Патриарха. Ну, помните, какая-то женщина, живущая в квартире Патриарха – это вообще само по себе прекрасно (женщина, живущая в квартире Патриарха). Они там подают иск на больного раком министра здравоохранения, насчитываются какие-то феноменальные суммы за то, что при ремонте запорошили квартиру частичками песка и глины. Появляется какое-то совершенно фантастическое ученое заключение о том, что частички песка и глины, что это нанопыль, которая причиняет необратимый вред здоровью. Ну, просто вот там… Так сказать, Христос пятью рыбами накормил сколько-то там человек, а, вот, другое чудо – превращение не вина в плоть Христову, а песка в нанопыль, сотворенное ради Патриарха Кирилла.

На самом деле, эта история с нанопылью – она большая история. Потому что если бы это происходило не с Патриархом, в каких-то других системах отсчета, то можно сказать там, слова произнести «коррупция», «правосудие продажное» или «правосудие, которое как-то так исказили». А, вот, когда это происходит с человеком, который духовный пастырь, это называется грех.

Или вот другая совершенно замечательная история – хочу обратить ваше внимание. Не знаю, посещает ли кто-нибудь из вас церковь в Переделкино. Но если посещает, когда-нибудь обратите внимание, что с этой рядом большой торжественной патриаршей церковью выстроили гигантскую автостоянку, которая, кстати, всегда совершенно пуста. Я не так часто там бываю, но когда я вижу, она совершенно пуста.

Дорожки из самого Переделкино пешеходной к церкви нет. Там есть шоссе, очень опасное шоссе, по которому едут машины, у которого совершенно нет обочины.

То есть это же целая психология, согласитесь, да? Вот, автостоянку они выстроили, а дорожки к этой церкви из поселка нет. Там не было дорожки даже от станции. Наконец, ее где-то полгода назад полузаасфальтировали.

Это же потрясающая психология этих людей, что для них существуют только те… Вот, в эту церковь приедешь и ты понимаешь, что для этих людей существуют только те, кто приезжает в церковь на большой черной машине. А народ, который приходит пешком, их принципиально не интересует.

Так вот я что хочу сказать? Что наши православные ребята совершенно напрасно солидаризируются с теми, кто убивал «Шарли Эбдо» и хотят их переплюнуть. Потому что, вот, с таким настроем они их никогда не переплюнут. И то, что они сейчас устраивают в России, кончится триумфом ислама в России. Это вполне серьезно я говорю.

Вот, как их любимый Константинополь в свое время выбирал между латинской верой и исламом, и кричал «Да мы тогда выбираем турок!» Так и им придется выбирать. Потому что фанатизм всегда выигрывает у фарисейства.

И, конечно, вот эта история с «Тангейзером» – она абсолютно ошеломительна. Потому что да, я знаю, что там… Я не смотрела, естественно, оперу (кстати, еще поэтому молчала). Как я понимаю, там какая-то новая трактовка «Тангейзера»: там сам Иисус проводит время в этом гроте Венеры. Но вообще, кстати, Иисус, проводящий время в гроте Венеры, вам ничего не напоминает? Мне напоминает. Мне это напоминает «Код да Винчи» Дэна Брауна. Вот, книга, которая вышла бестселлером и на Западе ничего с ней не происходит, а у нас – «Тангейзер».

Не совсем понимаю, все-таки, с чего надо запрещать «Тангейзера», потому что… Ну, я напоминаю нашей православной общественности сюжет оперы, что в опере о том-то речь и идет, какая любовь выше, чистая к Венере или чистая к Христу. Есть рыцарь Тангейзер, который раскаивается в своем пребывании в гроте Венеры, который отрекается в ужасе от чувственной любви, который кается и которого, заметьте, не прощает Папа Римский.

И помните, как у Вагнера это происходит? Папа Римский не прощает Тангейзера и говорит, что, так сказать, твой смертный грех не раньше может быть прощен, чем мой посох расцветет. Тангейзер умирает, а посох-то расцветает.

А что нам делать с другой литературой, в том числе российской великой литературой? Вот, что делать с «Легендой о великом инквизиторе» Достоевского? Наши инквизиторы, конечно, мелкие, наноинквизиторы, да? Как нанопыль. Даже Достоевскому не пришло в голову написать об инквизиторе, который там пьяный на Феррари ездит и, вот, нанопыль в квартирах устраивает.

А «Мастер и Маргарита»? Мы ее чего, сейчас тоже запретим за нетривиальную трактовку образа Христа? А Пушкин? Дело не в «Гаврилиаде», где в подражании Орлеанской девственнице написано, как Дева Мария совершила в один и тот же час с Лукавым, Архангелом и Богом. И там не в подробностях, которые заставят покраснеть «50 оттенков серого».

Ну, допустим там, «Гаврилиаду» можно запретить издавать как в царское время «Сказку о попе и его работнике Балде» можно отредактировать как сказку о купце, что сделал в свое время Жуковский и сейчас делают наши священники. Но простите, а Пушкин, ведь, писал и глубоко религиозные стихи.

Это важная часть культуры, что один и тот же человек, который пишет «Гаврилиаду», может написать стихотворение «Пророк» и «Жил на свете рыцарь бедный, молчаливый и простой». Или мы их тоже запретим, «Пророка» за то, что в виде пророка Пушкин описывает поэта и тем самым оскорбляет Библию? А другое за то, что рыцарь и Дева Мария – это, вот, католическое стихотворение, а нам нужно православие?

На самом деле, всё это, конечно, ужасно, потому что… Ну, с кем мы будем разбираться дальше? С Анатолем Франсом, который написал «Восстание ангелов»? С Джорджем Гордоном Байроном, который написал «Каина»? С Владимиром Маяковским, который вообще в своих стихах был атеистом?

Вот, к сожалению, ведь, тут совершенно неразрешимая проблема, потому что великая литература тем и занимается, что она обсуждает вопросы, которые с точки зрения фанатиков и фарисеев обсуждать нельзя. Тогда проще, действительно, министру Мединскому сказать, что «Знаете, давайте. Нам не нужно великой литературы, нам не нужно великой культуры, а нужны не обсуждения, а утверждения. И нужны православные передачи на Первом канале». И всё», — уверена Латынина.

Читайте также: Новости Новороссии.