Россия–Грузия: ростки мира или очаги войны?

Опубликовано: 11 октября 2019

9 декабря 2009 года, выступая на Форуме европейских и азиатских медиа, российский президент Дмитрий Медведев заявил, что для возобновления прямых авиарейсов и открытия пограничного пункта пропуска «Верхний Ларс» между Россией и Грузией «нет особых препятствий».

Между тем открытие КПП «Верхний Ларс» – вовсе не спонтанная инициатива Медведева. В мае 2009 года завершились строительные работы на этом контрольно-пропускном пункте (официально начавшиеся в июле 2006 года). С тех пор переговоры об открытии пропускного пункта между Россией и Грузией уже велись при посредничестве Швейцарии и Армении. Причем Москва еще в начале лета этого года предложила Тбилиси открыть сообщение на этом КПП, но Грузия в обмен на открытие границы со своей стороны (пропускного пункта «Казбеги») требовала снятия запрета на ввоз своей сельскохозяйственной продукции, вин и «Боржоми» на российскую территорию.

Москва также заинтересована в открытии «Верхнего Ларса», поскольку он выводит на единственную сухопутную магистраль, связывающую Россию с ее важным союзником – Арменией. За открытие магистрали выступали и армяне – выходцы из входящей в Грузию Джавахетии. К тому же часть жителей Северной и Южной Осетии имеет родственников в Степанцминдском (бывшем Казбегском) районе Грузии, где проживает немало осетин, для общения с ними пересекая границу именно на КПП «Верхний Ларс – Казбеги». Наконец, некоторые грузинские политики могут объявить открытие КПП «Казбеги» моральным отступлением грузинского руководства. Однако и Грузии открытие КПП само по себе сулит определенные выгоды – например, новые экономические возможности для жителей районов, через которые проходит Военно-грузинская дорога. Поэтому в ноябре 2009 года представители Тбилиси заявили, что согласны на открытие со своей стороны КПП «Казбеги» без предварительных условий.

России может быть выгодно и открытие прямых авиарейсов с Грузией, поскольку значительная часть выходцев из этой страны, проживающих на российской территории, но имеющих родственников на грузинской – российские граждане. Они и так могли попадать в Грузию (например, делая пересадки в Киеве, Минске или Ереване), но возобновление прямых авиарейсов, конечно, будет для них облегчением. Но дополнительные возможности для сообщения грузинских граждан с родственниками, постоянно проживающими в России, которые обычно оказывают им заметную материальную поддержку, разумеется, выгодны и Грузии.

Интересно, что в самой Грузии идея открытия КПП «Верхний Ларс» воспринимается с крайним подозрением. Например, еще 26 ноября грузинский информационно-аналитический портал apsne.ge опубликовали статью политолога Давида Дгебуадзе «Нужно ли Грузии открывать “Верхний Ларс”?», автор которой пытается доказать, что официальный Тбилиси ни в коем случае не должен на это соглашаться. Политолога пугает, что «тысячи иностранцев, которые в случае открытия Верхнего Ларса начнут перемещаться транзитом через страну, в разы повысят разведывательно-агентурные возможности Кремля», а Армения, получающая выгоды от открытия сухопутного сообщения с Россией, сначала должна доказать лояльность ЕС и США.

Некоторые политики в Тбилиси уже высказывали опасения, что открытие «Верхнего Ларса» слишком сильно свяжет Степанцминдский район Грузии с Россией, и даже напоминали, что часть жителей этого района уже получили российские паспорта. К тому же часть жителей этого района – осетины, а его территория довольно неудобно расположена для контроля за ней центральной администрации. Так что даже после того, как «Верхний Ларс» будет открыт, взаимное недоверие между двумя республиками вряд ли снизится. А страхи Тбилиси перед возможностями Москвы, вполне возможно, породят на границе двух стран еще один очаг напряженности.

Читайте также: Новости Новороссии.