Трагический спойлер эпохи

Опубликовано: 24 августа 2020

Вряд ли авторы письма президентам Медведеву и Обаме надеялись, что Владислав Сурков не будет назначен координатором российско-американской комиссии по вопросам гражданского общества. Цель была другая, и она достигнута. Представители гражданского общества, причем люди известные и авторитетные, с прозрачными — в отличие от самого Суркова и большинства его фаворитов — биографиями, своего добились. Они сообщили и президенту Медведеву, и его американскому коллеге, что Владислав Сурков не может представлять все гражданское общество России. Точнее сказать, представляет он не общество, а то, что сам и создал взамен его.

Ответ им был вялый. Гвардейцы кардинала под копирку воспроизвели текст, скорее всего утвержденный их патроном: «Это самозванцы». Сделали это и иваны бездомные из МГЕР, и шариков из «Известий». Последний утверждал нечто маловразумительное: авторы письма, мол, «упаковывают» «личные и идейные претензии» к Суркову в «критику его деятельности». Ну и что? Ну, есть у них претензии, что с того? И раз они «идейные», то уж точно с деятельностью связаны. Робко как-то написано, без драйва. С отповедью — но тоже вялой — российским правозащитникам (и не только им — среди подписавших есть, например, Евгений Гонтмахер) выступили и члены Общественной палаты.

В общем, состав апологетов Владислава Суркова таков, что в памяти всплывает эпизод из Ильфа и Петрова: «Вечером в обществе «Свободной эстетики» торжество чествования поэта было омрачено выступлением неофутуриста Маяковского, допытывавшегося у прославленного барда, «не удивляет ли его то, что все приветствия исходят от лиц, ему близко знакомых».

И ведь действительно: в защиту Суркова выступили только люди, от него зависимые. Никого больше ни он сам, ни его деятельность, которую так хвалят те, кто принимает в ней участие, не интересуют. Что же касается его личных качеств и стиля работы, которые, как следует из обращения правозащитников, можно называть обычным хамством и последствием дурного воспитания, то, как нетрудно предположить, все те, кого Владислав Юрьевич направляет в их трудах, могут рассказать об этом гораздо больше.

Так что ход авторы обращения сделали сильный, и достойного ответа не получили. Они нанесли удар по самому чувствительному месту и Суркова, и Медведева, и тандемократии в целом. Ибо все, что связано с внешнеполитическим представительством, для российской власти даже не на порядок, а качественно более важно, чем происходящее внутри страны. Владислав Сурков, по статусу и по функциям занимавшийся внутренней политикой, получил назначение, связанное с политикой внешней. И это вызвало скандал.

Аналогичный пост с американской стороны занял Майкл Макфол, старший директор по России Совета национальной безопасности США. Но дело не в его формальном статусе, а в его многолетней репутации одного из лучших, если не лучшего в Америке специалиста по российским делам. Он хорошо известен российской общественности и экспертному сообществу.

Экспертный потенциал Владислава Суркова тоже известен. Но зато Макфола никто не прочит в новый правящий триумвират, не рассматривает его приход на пост вице-президента его страны. А о Суркове, случается, пишут такое. И ведь есть у него все основания для подобных притязаний. Он талантливый исполнитель, явно превосходящий своих начальников по многим качествам. Но это не самое главное — в конце концов, все сравнения относительны. Самое главное отличие Владислава Суркова в том, что оба его шефа заботятся о сохранении приобретенного, а он хочет большего. И явно может.

Сурков и в самом деле создал спойлерское гражданское общество. И по кремлевской логике он должен представлять его в сношениях с внешним миром, которым придается очень большое значение, о чем свидетельствует действительно высокий неформальный статус российского представителя. Но с самого начала не задалось. Одно дело культ Суркова в кремлевских молодежках, для которых он и брахман, и кшатрий на зиккурате власти, облаченный в ритуальные одежды, и Сталин сегодня. И совсем другое — мнение людей, никогда, в отличие от привластной молодежи, в тепличных условиях не живших, и тюрьмы не боявшихся. Или же суждения Евгения Гонтмахера, имеющего иную, нежели у Суркова, репутацию в экспертном сообществе.

Внутри страны можно долго заниматься политикой понарошку, но при соприкосновении со взрослым миром, начинающимся за государственными границами России и по ту сторону социальной границы правящей элиты, начинаются неприятности. Трагедия русского спойлерства, точнее сказать, творцов спойлерской общественно-политической — да и экономической, похоже, тоже — системы в том, что они хотят двух взаимоисключающих вещей. Чтобы их славили за спойлерские таланты, за мистификаторские способности и чтоб при этом созданное ими считалось настоящим.

Это возможно, да. Но только в ограниченном социальном и политическом пространстве. И если нет возможности силой добиться этого от всей страны, то остается довольствоваться платными услугами приближенных.
И убежден: если в распоряжении Суркова окажется сила, он достигнет своих целей. Не пожалеет никого. И в первую очередь дуумвиров, если им хватит ума перейти от тандемократии к триумвирату вместе с ним.

Читайте также: Новости Новороссии.