Взрыв на «Пражской» – первый в предстоящей серии терактов?

Опубликовано: 26 декабря 2019

В субботу, 20 декабря, в середине дня на рынке, что возле станции метро «Пражская» в Москве, взорвалась бомба. Или, как говорят силовики и подражающие им журналюги, сработало самодельное взрывное устройство (СВУ). Бомбочка была невеликой мощности (всего 50 грамм в тротиловом эквиваленте), взорвалась на открытом месте, не имела ни оболочки, ни поражающей начинки, а потому количество пострадавших оказалось невелико (не более тринадцати человек). Люди получили ожоги различной степени тяжести, контузии плюс нервный шок, однако серьезно покалеченных нет. На следующий день рынок снова работал как ни в чем не бывало (это неудивительно – у нас преспокойно будут торговать на крови и трупах, в прямом и переносном смысле). Само по себе происшествие нельзя назвать из ряда вон выходящим. Террористические выстрелы и взрывы гремели в Москве и в «лихие девяностые», и в «стабильные нулевые». И сейчас, когда «путинскому гламуру» приходит ужасный конец, отдельные граждане будут решать различные спорные вопросы подобным образом. А кремлевские геббельсы рады, что появился повод подцепить оппонентов режима, и очередной раз делают на народных страданиях свой маленький гешефт.

Автор статьи «ЧП у метро «Пражская», опубликованной в «Комсомольской правде» от 22 декабря, перечисляя версии случившегося, приводит и такую:

«5. Скинхеды. Нацболы и раньше пытались взрывать приезжих торгашей (чего стоит взрыв на Черкизовском рынке, когда погибли 11 человек). Однако почти все пострадавшие в ЧП на «Пражской» — русские, что не вяжется с преступлением на национальной почве».

Первая реакция нормального человека: «Какой бред! При чем тут нацболы?» И какое отношение имеют нацболы ко взрыву «Черкизона», случившемуся более двух лет назад? «Черкизовские террористы» не связаны с нацболами ни словом, ни делом, ни помышлением. Правда, при обыске на квартире у кого-то из черкизовских подрывников нашли роман Захара Прилепина «Санькя», однако сам по себе этот факт ни о чем не говорит. Вот, например, у меня дома есть сочинение Бориса Савинкова «Воспоминания террориста». Так, может быть, мне сознаться, пока не поздно, в убийстве Плеве и великого князя Сергея Александровича?

Вспоминается история двухсполовиннолетней давности – убийство армянского юноши в московском метро. Желтушная газетка «Жизнь» статью об этом преступлении начала так: «Озверевшие нацболы…». В статье принадлежность убийц к национал-большевистскому движению не подтвердилась ничем (ибо «подтвердить» ее было нечем!), но… намек был сделан.

Да, конечно: нацболы – это кровожадные псы-убийцы. И «Титаник», наверное, тоже мы потопили, и Рейхстаг сожгли… И Трою нацболы разрушили, и город Саркел – столицу миролюбивого Хазарского каганата – на распыл пустили…

Однако шутки в сторону. Нацболы проводили (и будут проводить!) «акции прямого действия» в отношении лиц и организаций, повинных в преступлениях против народа. Но все эти «атаки» носили символический характер, не сопровождались ни разрушениями, ни кровопролитием. Тогда почему, вернее, по чьему указу «кильки пера» из желтушных изданий с упорством, достойным лучшего применения, изображают нацболов бармалеями? Зачем приписывают нам чужие теракты?

Вопрос риторический. Особенно сейчас, когда «остров стабильности» превратился в «лодку», в которой страшно лишний раз шевельнуться – того и гляди опрокинется килем к небу. Когда тысячи людей, прежде аполитичных, выходят на акции протеста, сталкиваются с карателями и, отведав ОМОНовских дубинок, не преисполняются любовью к президенту и премьеру. Симпатии этих людей обращаются к радикальной оппозиции, в том числе к «несогласным»: «Другой России» в целом и к нацболам в частности.

Разумеется, «кремлевские» могли бы в этой ситуации унять свою спесь и внять голосу разума, могли бы собрать что-то наподобие Земского собора, пригласив к участию в нем представителей всех значительных общественных объединений, и обратиться к ним за советом:

– Как будем дальше жить, дорогие сограждане? Милости просим, высказывайте ваши предложения!..

Но полицейщина российским руководителям как-то ближе и роднее. А значит, ответ на народные волнение – террор, подавление, массовая дезинформация. Ну и, разумеется, дискредитация, очернение радикальной оппозиции.

Я не верю в конспирологию. Но я также не верю, будто фразочки наподобие «Нацболы и раньше пытались взрывать приезжих торгашей» проскакивают случайно. (Все-таки «Комсомолка» — не рядовая желтая газетенка, но пропагандистская тяжелая артиллерия режима!) Вряд ли взрыв на «Пражской» был устроен с целью опорочить оппозицию. Однако я не удивлюсь, если в ближайшее время страна столкнется с серией мини-терактов, организованных в людных местах (дабы побольше покалечилось простых русских людей!) по нарочито примитивной технологии (чтобы всем было ясно: работали любители-экстремисты, а не профи из центра «Т»!). А желтая пресса, повествуя об этих терактах, будет якобы «случайно» упоминать то «американского шпиона Каспарова», то «террориста Лимонова», то нацболов, то скинхедов, то «несогласных»…

Впрочем, я надеюсь, что не разум и совесть, но инстинкт самосохранения удержит «хозяев страны» от организации столь грубой и грязной провокации. Все же наши соотечественники не настолько глупы и наивны, как того хотелось бы Леонтьеву и Павловскому. Не сразу, но сообразят, откуда ветер дует, кто и зачем устраивает им кровавый фейерверк. А тогда… нехорошо получится!

Владимир Титов

Читайте также: Новости Новороссии.