Зачем американцы считают погибших в своих войнах?

Опубликовано: 27 сентября 2018

Вновь мы считаем погибших, возобновляя старый спор о том, может ли победа в войне измеряться числом поверженных противников.

В последние месяцы командование американских сил в Афганистане начало публиковать данные о каждом противнике, убитом в бою. Это самый подробный подсчет убитых со времен войны во Вьетнаме, где эта практика была дискредитирована.

Ее возрождение выявило глубокие расхождения в военных кругах относительно целесообразности ведения подобной ‘бухгалтерии’ во время войны, которая ведется не за территорию, а за лояльность афганского народа. Помогает ли войскам и общественности знание о том, что противник тоже страдает? Или же акцент на физическое уничтожение противника отвлекает от целей по созданию легитимности и развитию экономики?

За последние 14 месяцев американское командование опубликовало данные об уничтожении почти 2000 боевиков. Американские офицеры говорят, что подсчетом убитых занялись в целях противодействия вражеской пропаганде и укрепления решимости общества.

‘Нас тревожит, что на родине господствует мнение о том, что мы проигрываем эту войну’, — говорит подполковник Руми Нилсон-Грин (Rumi Nielson-Green), представитель по связям с общественностью 101-й воздушно-десантной дивизии, откуда пошла эта инициатива.

Однако, инициировав эту политику, США зашли в тупик в отношениях со своими союзниками, которые не публикуют данные о потерях со стороны противника, опасаясь, что это не вызовет понимания в их странах и окажется контрпродуктивным в Афганистане.

‘Начав вести подсчет убитых, мы вряд ли завоюем симпатии афганского народа’, — говорит капитан британских ВВС Марк Деркин (Mark Durkin), представитель по связям с общественностью Международных сил содействия безопасности (ISAF), действующих под эгидой НАТО и представляющих 42 государства.

Сотрудники пресс-службы сухопутных сил США регулярно публикуют отчеты о погибших в ходе боев с участием 17-тысячного контингента, состоящего из сил специального назначения, ВВС и американских военных советников и возглавляемого американским генералом.

Но ISAF, которыми командует тот же самый американский генерал, почти никогда не публикует данные о потерях противника в ходе боев с участием их сил, включающих в себя французские, британские, голландские и канадские подразделения, а также примерно 24 000 американских военнослужащих, носящих нашивку ISAF.

Даже те, кто поддерживает эту идею, сталкиваются с трудностями, когда дело доходит до собственно подсчета убитых. Командиры знают, что в тех случаях, когда противоборствующие стороны отделяет до тысячи ярдов, а бои заканчиваются воздушными ударами, трудно говорить о точности. Боевики часто выносят своих убитых, что подполковник Нилсон-Грин называет ‘самоочисткой поля боя’.

Это вынуждает американские войска пользоваться для подтверждения числа убитых другими методами — такими, как перехват переговоров боевиков, наблюдения за похоронами и применение беспилотных летательных аппаратов. ‘Моя политика такова: если ты стоишь над трупом, то позвони мне и скажи, что ты застрелил одного боевика’, — говорит полковник Крис Каволи (Chris Cavoli), в 2006-2007 гг. командовавший батальоном пехоты на пакистано-афганской границе.

Подсчет убитых сопровождает войну еще с тех пор, когда головы поверженных врагов насаживали на колы. О нем упоминается в Истории Пелопонесской войны Фукидида и в Ветхом Завете, где перечислены погибшие в войнах царя Давида, в том числе 360 вениамитян, 18 000 эдомитян и 22 000 арамейцев из Дамаска.

В современной войне успех обычно измеряется занятой территорией. В годы Второй мировой войны немцы отмечали свое продвижение, передвигая линии фронта на восток и запад Европы, а союзники — толкая эти линии обратно в направлении Берлина от пляжей Нормандии и пригородов Москвы.

Все изменилось, когда США завязли в партизанской войне во Вьетнаме, где линии фронта были размыты, а взятие или потеря той или иной деревни не говорило о том, кто побеждает, говорит Дейл Андраде (Dale Andrade), историк из Центра военной истории Сухопутных сил США. ‘Вьетнам стал первой войной, в ходе которой подсчет убитых стал единственным критерием оценки победы’, — говорит он.

Некоторые командиры завышали число убитых, чтобы казаться более успешными, чем они были на самом деле. Американской общественности ‘преподносили сводки, судя по которым на одного или двух наших убитых приходилось по сто вьетконговцев’, — говорит Андраде. По его словам, американцы не могли не задаться вопросом: ‘Если мы убиваем столько народу, то почему не побеждаем?’

В войнах, последовавших за терактами 11 сентября, подсчет убитых практиковался спорадически, так как военные не могли решить для себя, есть ли в нем смысл.

‘Мы приняли сознательное решение воздержаться от подсчета убитых, чтобы не попасть во вьетнамскую ловушку’, — говорит полковник Грег Джулиан (Greg Julian), отвечавший за связи с общественностью в Кувейте до вторжения 2003 г. в Ирак и позже в Багдаде.

Кроме того, в Ираке и без того были критерии успеха: быстрое продвижение американских дивизий по иракской территории, падение Багдада, свержение режима Саддама Хусейна.

Даже когда партизанские вылазки начали омрачать атмосферу успеха на первом этапе войны, Пентагон отказывался считать убитых врагов: ‘Мы не считаем чужие трупы’, — заявил тогдашний министр обороны Дональд Рамсфелд.

Однако, когда накал партизанской борьбы усилился, а боевые потери американцев начали расти, американское военное командование в Ираке начало периодически публиковать данные по жертвам со стороны противника, как правило, после крупных сражений. Иногда такую информацию публиковали в своих информационных сводках отдельные части и соединения. Но у сухопутных сил в целом не было политики подсчета убитых. А высшее военное командование в Ираке призывало не пользоваться цифрами потерь противника в качестве меры успеха, предназначенной для публики. Об этом сообщил генерал, участвовавших в принятии этих решений в 2005 и 2006 гг.

Фактически, данные о потерях противника в Ираке с января 2003 г. по сентябрь 2007 г. — 18 832 — были засекречены, и военные были вынуждены обнародовать эту цифру в 2007 г. на основании Закона о свободе информации. Более свежих данных с тех пор не обнародовалось.

В Афганистане подсчет убитых распространен больше, чем в Ираке. После падения в 2001 г. режима талибов военные занимались подавлением нескольких очагов сопротивления, и об убитых в боях сообщали так же часто, как и не сообщали. Однако, к 2005 г. командование решило избегать подсчета убитых — как говорит Джеймс Йонтс (James Yonts), бывший тогда пресс-секретарем военного ведомства, главным образом потому, что эти данные оказывались ненадежными.

К 2007 г. было очевидно, что ‘Талибан’, ‘аль-Каида’ и другие группы боевиков фактически ведут полноценную партизанскую борьбу. Коалиция, возглавляемая США, осознала, что ей — и афганскому правительству — необходимо победить в битве за легитимность. Тогда офицеры, отвечавшие за связи с общественностью, как правило избегали сообщать о потерях, поскольку опасались, что, делая акцент на физическом уничтожении, они отвлекут внимание людей от тех улучшений, которые афганское правительство и поддерживающие его силы коалиции приносят в их жизнь.

Подсчет убитых был ‘своего рода политически деликатным вопросом’, — говорит подполковник Дэвид Аччетта (David Accetta), бывший в 2007 г. директором службы по связям с общественностью 82-ой воздушно-десантной дивизии на аэродроме Баграм. Цифры потерь ‘вовсе не служат критерием успеха’, — говорит Аччетта, позже ушедший в отставку.

Бывший командир батальона полковник Каволи говорит, что более, чем за год службы, закончившейся в 2007 г., его солдаты выпустили тысячи артиллерийских снарядов по противнику на границе с Пакистаном. Но ‘сделать так, чтобы противник больше не владел умами населения, было гораздо большей победой, чем уничтожить часть — даже большую часть — его живой силы’, — говорит полковник Каволи, который после войны преподавал методы ведения противопартизанских действий офицерам Организации Североатлантического альянса.

Армия начала пересматривать свой подход, когда в апреле 2008 г. работа по связям с общественностью была поручена 101-й воздушно-десантной дивизии. Тогда казалось, что коалиция, возглавляемая США, уступает противнику, и командование было встревожено этим. Американское командование регулярно публикует информацию об убитых в бою американцах. С 11 сентября 2001 г. в Афганистане и соседних странах погибло 618 американцев, из них 456 — в бою. Неупоминание о жертвах со стороны противника создавало ложное впечатление того, что США проигрывают войну, — говорит подполковник Нилсон-Грин, представитель по связям с общественностью 101-й воздушно-десантной дивизии.

Сначала командование решило оглашать число убитых в крупных сражениях. ‘Бывали такие ночи, когда за раз уничтожалось по 50-100 боевиков’, — говорит подполковник Нилсон-Грин. По ее словам, после обнародования этих данных боевикам труднее заявлять о своей победе.

Потом полем пиар-битвы стал вопрос о жертвах среди гражданского населения. Вновь и вновь американским силам приходилось отвечать на обвинения в том, что плохая работа разведки и неразумная тактика влекут за собой большие жертвы среди мирного населения. По словам американских офицеров, боевики, ведя свою медиа-кампанию, часто упреждали их шаги, поэтому американцам было труднее разоблачать то, что они считали вражеской пропагандой.

Ключевой момент настал в августе прошлого года, когда войска американского спецназа и афганские ‘коммандос’ провели операцию по поимке предполагаемого лидера боевиков в жилом доме в Азизабаде. Произошло боевое столкновение, и американцы вызвали авиацию.

Афганское правительство и правозащитные организации утверждают, что в результате налета погибло 90 мирных жителей, в том числе, 60 детей. Американские военные провели собственное расследование и заключили, что погибло всего пять мирных жителей, и еще двое были ранены.

Через четыре дня после инцидента полковник Джулиан — тот самый офицер, ответственный за связи с общественностью, который в начале иракской войны избегал подсчета убитых, — прибыл в Кабул. Он увидел, что в сфере пиара там царит хаос. Президент Хамид Карзай, фактически назначенный администрацией Буша, посетил Азизабад, чтобы выразить свои соболезнования и возмущение.

На фоне возникших волнений один из командующих силами коалиции в Афганистане попросил генерала ВВС США провести второе расследование. По его данным, американские и афганские войска вели огонь в целях самообороны, убив 22 боевика. Вместе с тем, от перекрестного огня погибли 33 мирных жителя — гораздо больше, чем ранее сообщали американцы.

В октябре на Джулиана была возложена ответственность за связи с общественностью нового объединенного командования США в Афганистане, в связи с чем он занялся значительной частью той работы, которую выполняла 101-я воздушно-десантная дивизия. Он немедленно поручил своим подчиненным опережать талибов, сообщая о потерях противника, какими бы незначительными они ни были. Он решил, что отныне для повышения достоверности информационные сводки будут включать в себя подробные данные о каждом столкновении.

Например, военные могли сообщить о том, что при попытке сил коалиции захватить иностранного наемника в провинции Пактика, погиб один боевик, или что военнослужащие коалиции уничтожили партизана, прятавшегося среди скота на ферме в провинции Логар, использовавшейся изготовителями взрывных устройств.

‘Мы решили вести бой точностью преподносимой информации’, — говорит полковник Джулиан.

Например, в прошлом месяце военные сообщали о том, что афганские ‘коммандос’ и американские войска уничтожили 60 боевиков за четыре дня боев в городе Мардже. В официальном сообщении уточняется, что трое из этих боевиков были убиты при попытке установить на дороге мину, а двое подорвали себя, пытаясь проникнуть в расположение сил союзников.

Подобные данные, по словам полковника Джулиана, разглашаются и в случае гибели мирных жителей. В апреле США опубликовали пресс-релиз, в котором выразили соболезнования и пообещали компенсации пострадавшим после того, как во время захвата дома предполагаемого боевика в провинции Хост силы коалиции расстреляли его соседей, которые открыли огонь, решив, что солдаты атакуют их дом.

По словам Джулиана, США не ведут постоянный подсчет потерь со стороны движения ‘Талибан’, ‘Аль-Каиды’ и других групп боевиков. Однако, как показывает анализ информационных сводок, с 10 апреля 2008 г., когда работой по связям с общественностью занялась 101-я воздушно-десантная дивизия, американские офицеры сообщили о гибели не менее, чем 1 971 боевика.

В афганском контексте аналогия с Вьетнамом глубоко ошибочна, добавляет Джулиан. Во Вьетнаме ‘были преувеличения — мол, чем больше число убитых, тем лучше. Здесь не так’.

Полковник Джулиан говорит, что ни Пентагон, ни Белый дом не возражают против его практики обнародования числа убитых.

Однако союзники американцев по ISAF отказываются следовать их примеру. Многие сталкиваются со скептическим отношением общественности к войне и предпочитают акцентировать свои усилия по борьбе с бедностью и болезнями в Афганистане. Некоторые, включая убежденных сторонников НАТО наподобие Германии, работают в рамках жестких национальных правил, огранивающих их боевую активность. Некоторые арабские лидеры не хотят, чтобы население вообще знало о том, что они участвуют в войне, не говоря уже о том, что они убивают единоверцев-мусульман.

‘В итоге, все это сработало против американских сил, — говорит о политике подсчета убитых во Вьетнаме капитан Деркин, пресс-секретарь британских войск в составе ISAF. — Казалось, что это какая-то сплошная мясорубка’.

Однако ISAF сделала одно исключение. В середине марта французский батальон два дня пробивался с боями из ущелья Аласай. Погиб один французский солдат, а боевики потеряли 29 человек убитыми и 12 ранеными.

Когда бой закончился, подполковник Нилсон-Грин из 101-й воздушно-десантной дивизии позвонила капитану Деркину и настоятельно рекомендовала ему сообщить о потерях противника. По ее мнению, число убитых боевиков было исключительно высоким и свидетельствовало об убедительной победе союзников.

В ISAF согласились опубликовать краткий пресс-релиз, но с большой неохотой. Это было связано с тем, что там не хотели, чтобы французская общественность, непривычная к боевым потерям, считала, что их солдат погиб напрасно.

Читайте также: Новости Новороссии.