Об опасности неразорвавшихся мин жителей Чечни предупреждают иностранцы, а не местные власти или военные

Опубликовано: 20 марта 2021

Похолодание в двусторонних отношениях не сказалось на благотворительных программах, финансируемых Великобританией и проводящихся на территории России. На этой неделе в чеченском Урус-Мартане начнется семинар-тренинг «Отношение к инвалидам, толерантность» для людей, пострадавших от мин. Через региональную организацию инвалидов «Перспектива» его финансирует Всемирный институт по проблемам инвалидности (США), который получает помощь от министерства международного развития Великобритании и фонда правозащитных проектов британского МИДа.

Двухмесячные тренинги пройдут в Грозненском университете и других образовательных учреждениях. В 2007 году состоялось шесть аналогичных мероприятий в разных городах Северного Кавказа. Российские Минобороны и МВД не знают точных данных о количестве мин и неразорвавшихся снарядов в Чечне. И семинаров не проводят. Но, по подсчетам НПО, здесь таится около 40 тонн боеприпасов, в 2007 году подорвались 23 человека, и до сих пор не составлена карта опасных мест — правительство и военные кивают друг на друга.

По данным руководителя чеченской общественной организации «Спасем поколение» Заремы Садулаевой, в республике из-за минной опасности недоступно 7 тысяч га лесного массива и 5 тысяч га сельхозугодий.

За весь 2007 год было разминировано 60 га. С 2001 по 2007 годы зарегистрировано 3,086 тысячи подрывов мирных граждан на минах и неразорвавшихся снарядах, из них 783 ребенка. Погибло 709 человек.

Очередная трагедия произошла 6 декабря в селе Старая Сунжа Грозненского сельского района. Подростки играли в заброшенном доме, раздался взрыв. Двое погибли, третий лишился обеих рук и обоих глаз, и только четвертый чудом остался невредим. Глава села Старая Сунжа Ризван Масаев сообщил корреспонденту «Газеты», что подобные происшествия часто происходят в полях, а вот в самом селе, хотя и в заброшенном доме, такое случилось впервые. «Как потом выяснилось, ребята нашли какой-то предмет в поле и притащили с собой, — рассказал Масаев. — Скот у нас постоянно подрывается, а люди знают, где опасно, и стараются обходить стороной. Да я сам вам скажу, куда не надо ходить — лесополоса в сторону Ханкалы, правее и метров на 500 дальше. Раньше там стояли военные, а сейчас мы называем это место заповедником».

Несмотря на то что любой местный житель — прекрасный проводник по минному полю, карты с указанием опасных мест все еще не составлены. Правительство республики еще в конце июля 2007 года распорядилось собрать с глав районных администраций анкеты с указанием предполагаемых мест залегания взрывчатки. 4 сентября первый вице-премьер Адам Делимханов (сейчас депутат народного собрания) провел на эту тему расширенное совещание с участием глав районов и от имени Рамзана Кадырова поручил сдать анкеты. Но воз и ныне там. «На совещании у Делимханова с картами все решили. Но почему поручение не исполнено, мы не знаем», — признался корреспонденту «Газеты» начальник информационно-аналитического управления администрации президента и правительства Лема Гудаев.

Председатель комитета народного собрания ЧР по правопорядку и безопасности Асламбек Борщигов заявил в интервью «Газете»: «Думаю, что истинные цифры гораздо выше тех, что имеет организация «Спасем поколение». Но все упирается в отсутствие финансов. Военные отказываются бесплатно что-либо делать, говорят, что разминирование не входит в их обязанности и карт минных полей нет». На вопрос, что мешает своими силами составить карту, если все жители и так знают, где что закопано, Борщигов возразил:

«Если по уму, то надо создавать спецслужбы, закупать спецтехнику, рассмотреть вопрос на высшем уровне. Но масштабных работ по разминированию пока не предвещается».

Пока власти и военные перекладывают проблему друг на друга, Зарема Садулаева радуется тому, что об этом хотя бы вспомнили: «Раньше даже разговоров не было. Нас беспокоит и другое: подорвавшихся на минах в Чечне не признают пострадавшими в ходе боевых действий, дают группу инвалидности или, если бедняга моложе 15 лет, инвалида детства. Может, хоть психологические тренинги помогут им».

Читайте также: Новости Новороссии.